Молодые исследователи ИМИ: «Ученый – это же Индиана Джонс»

ТЕКСТ  Анна Фомина
Просмотров 564    / Сентябрь 2023 /
Если подняться на четвертый этаж правого корпуса МГИМО и повернуть налево, то можно увидеть неприметную дверь с табличкой «4101». На самом деле за ней кроется не один кабинет, а целый институт – Институт международных исследований. И если вы думаете, что он полон пыльных шкафов со старыми книгами, а за столами сидят почтенные профессора в сединах, то ошибаетесь. Большинство работников ИМИ – молодые исследователи, которые еще совсем недавно ходили на пары, устраивали мероприятия в клубах НСО и писали курсовые работы. О том, как они попали в науку и что особенно привлекает их в академической карьере, мы поговорили с несколькими представителями ИМИ.

Александр Давыдов 

(беседа состоялась в мае 2023)

Научный сотрудник Центра европейских исследований ИМИ МГИМО
Сфера интересов: Германия, Европейский союз, российско-германские отношения

Как вы попали в ИМИ?

Я пришел на полугодовую практику, после которой мне предложили остаться работать в ИМИ. Начинал с административных функций: занимался сопровождением аналитической деятельности, вел соцсети, участвовал в организации научных мероприятий. Позже стал руководителем группы стратегического маркетинга и при поддержке директора ИМИ Максима Сучкова выполнял большое количество актуальных и срочных задач со слаженной командой. Это очень полезный опыт. Я много общался с авторитетными коллегами, перенимал их знания. Так получил настоящий экскурс в научную жизнь и понял, как строить академическую карьеру.

Какие были ваши первые шаги в науку?

Каждую неделю в течение года я писал дайджесты по внешней политике Германии для консалтингового агентства МГИМО «Евразийские стратегии». Их всегда внимательно вычитывал декан факультета МО Андрея Сушенцов и давал советы, как лучше развить идею и передать смысл. Наши еженедельные совместные мозговые штурмы были для меня очень ценны. Недавно я просматривал свои дайджесты и видел, как в каждой публикации постепенно рос уровень аналитики: тексты становились логичнее, интереснее, а стиль  ярче и выразительнее.

На основе этих наработок я начал писать колонки и заметки для разных изданий и платформ  «Россия в глобальной политике», «Валдай», «Известия» и «Ведомости». Постепенно у меня начали брать комментарии в СМИ. Актуальные идеи мы с коллегами из Центра европейских исследований стали развивать в больших аналитических докладах, а глобальные темы  раскрывать в научных статьях. Так я начал интегрироваться в работу Центра европейских исследований и отходить от административных обязанностей, а старшие коллеги стали приглашать меня в различные исследовательские проекты и грантовые заявки.

Какие задачи сейчас вы выполняете ежедневно?

У меня не бывает единого графика. Обычно научные сотрудники ИМИ участвуют сразу в нескольких исследовательских проектах, параллельно готовят аналитические материалы для органов власти, выступают на мероприятиях, круглых столах, конференциях, готовят колонки, общаются со СМИ. Это очень разноплановая работа, которая занимает неодинаковый объем времени. Если колонку можно написать за один день, то на работу над научной статьей для высококвартильного журнала может уйти даже больше года. 

В результате ты все время действуешь в режиме многозадачности, выполняешь работу для разных научных групп и исследовательских команд. Но это очень интересно, позволяет все время сохранять тонус и учиться управлять временем. Одновременно развиваешь навыки анализа информации и подготовки текстов, получаешь опыт публичных выступлений, много общаешься как с другими исследователями, так и практиками. 

В каких проектах ИМИ могут участвовать студенты?

В ИМИ мы часто привлекаем студентов к нашей работе. С одной стороны, это серьезно улучшает наши результаты. С другой  студенты могут получить уникальный опыт работы в академической сфере. Подтверждением этого стала активизация сотрудничества между ИМИ и Научным студенческим обществом МГИМО за последние полтора года. 

Мы также активно интегрируем студентов в нашу непосредственную работу. Например, в начале года в Центре европейских исследований мы опубликовали доклад «Изменение через отдаление: правительство Олафа Шольца и российско-германские отношения», в подготовке которого участвовали 16 студентов МГИМО. Они помогли нам проанализировать большой массив данных об актуальной ситуации в сфере политического, экономического и гражданского взаимодействия между Россией и Германией, а также перевести текст на немецкий язык.

Сейчас под нашим кураторством студенты-германисты активно сотрудничают с группой прессы и информации Посольства России в Берлине и Генконсульством России в Бонне:  студенты оказывают дистанционную помощь нашим диппредставительствам, пишут аналитические материалы и в целом знакомятся с особенностями дипломатической работы. 

Какие советы вы бы дали студентам, которые хотят заниматься наукой?

Вне зависимости от того, чем вы хотите заниматься в будущем, вы всегда сможете оставить место для научной работы в вашей жизни. Поэтому пока вы учитесь, я рекомендую сделать первые шаги. В будущем наука всегда поможет вам развивать аналитические способности, сохранять интеллектуальный тонус и продолжать мыслить глобально. 

Если вы раздумываете развивать свою карьеру в научной сфере, то нужно понимать, что сегодня исследовательская работа очень востребована. На хорошую аналитику есть спрос как в академическом сообществе, так и у практиков и лиц, принимающих решения. Рад, что начал свою карьеру именно в ИМИ и смог накопить опыт, который я не получил бы больше нигде. 

Владимир Павлов

Научный сотрудник ИМИ, научный редактор журнала «Международная аналитика», помощник декана Факультета МО
Сфера интересов: внешнеполитический процесс в США

Что отличает ИМИ как исследовательский центр?

ИМИ – это в первую очередь традиция. Это организация с историей более четырех десятилетий, это отличный коллектив и это хорошая инфраструктура. Институт продемонстрировал мне, что заниматься наукой можно системно, а в определенных случаях даже в качестве своей основной занятости. Здесь существует программа внутренних грантов, которая, в частности, нацелена на высокорейтинговые публикации. Здесь есть доступ к научным коллективам для подачи совместных заявок на конкурсы, есть возможность участвовать в НИР (научно-исследовательская работа – прим.ред.). Мы готовим аналитические записки по приказу органов исполнительной власти, включая МИД.

Как происходит работа над научными журналами?

Мы ведем полный цикл от коммуникации с авторами и подготовки рукописей до вычитки верстки, размещения на сайте и рассылки журналов. Работа над одним номером занимает от двух до трех месяцев, а иногда и более. В целом от рукописи зависит, сколько уходит времени на ее обработку. За каждым материалом стоит минимум один автор со своей традицией писать, со своими взглядами на науку и на конкретную проблему, и вот это все нужно собрать воедино, чтобы в результате получился хороший качественный продукт.

Как научиться писать научные статьи?

Желательно своевременно понять, что вы этого хотите, что вы способны этим заниматься и определить свою сферу компетенции. Нужно много читать – научные статьи, в том числе из международных баз, и даже качественные Telegram-каналы. Важно следить за тем, что в повестке, обращать внимание на то, как люди пишут. Не секрет же, что большинство выдающихся художников эпохи Возрождения начинали с того, что перерисовывали за своими учителями. Здесь важно практиковаться. Как мне один раз сказали: «Если вы не знаете, о чем написать, сядьте и напишите что-нибудь». А если вдохновения нет, то может быть, бумагу стоит сейчас отложить, но позднее обязательно к ней вернуться. Нужно не бояться работать над собой. Лучше регулярно уделять этому время – на неделе, на выходных, так, чтобы было комфортно. Нельзя бесконечно оттягивать сроки, потому что нужно показывать результат.

Вы когда-нибудь перечитывали свои первые работы? 

О, да, ужасно… Я помню себя на первом курсе, когда ты думаешь: «Да я же, наверное, во всем этом разбираюсь». И вот чем раньше придет осознание того, что есть альтернативное мнение по данному поводу, тем лучше.

Майя Никольская 

Сфера интересов: Восточная Африка
Автор серии видеоинтервью «Ближе к Африке»

Когда вы определились со сферой научных интересов?

Боюсь, я с ней окончательно пока не определилась (смеется). Думаю, Россия в целом пока находится на стадии формирования того, в какой же плоскости мы хотели бы сотрудничать с Африканским континентом. Но поскольку я предпочитаю говорить и писать только о том, в чем что-то понимаю, то вернее было бы назвать мою сферу: Восточная Африка, ее внешняя и внутренняя политика, а также культурное и гуманитарное сотрудничество с африканскими странами. Я четыре года работала в Танзании, так что все мои базовые знания об этом регионе усвоены эмпирическим путем. Но не исключено, что в скором времени открою для себя и новые темы.

Почему академическая работа в области африканистики кажется вам важной?

Совершенно уверена в том, что в современном российском обществе есть огромный запрос на знания об Африке. Люди сейчас, как дети, голодные до информации  и при этом очень плохо себе представляют, что именно и с чем они едят. Если посмотреть на заголовки газет, то вы увидите новости из серии very bad news. Любую эмоцию, например, страх, гнев, ужас, докручивают до максимума. Жуткий информационный фастфуд! Мы должны менять такое примитивное восприятие. Поэтому я свою задачу и задачу африканского сектора ИМИ вижу в том числе в научно-просветительском ключе: показать и широкой публике, и людям, принимающим решения, что такое Африка на самом деле. 

Какими качествами должен обладать молодой ученый?

Словосочетание «молодой ученый» – это масло масляное, потому что ученый всегда молодой, он всегда готов учиться. К сожалению, от старшекурсников часто слышу: «Как же все надоело». В этом смысле наука как раз помогает выйти за грани своей коробочки, в которой мы все так или иначе сидим. Ученый – это же Индиана Джонс! Это чумовой авантюрист, который сейчас читает лекции студентам, а завтра он надел свою знаменитую шляпу и поехал на раскопки за хрустальными черепами. Путь исследователя не заканчивается никогда. Поэтому ученые даже в 70-80 лет остаются бодрыми – они горят своим делом.

Какие люди работают в ИМИ?

Сотрудники ИМИ  своего рода туареги-кочевники. Мало кто из нас прикреплен к конкретному месту или номинальной позиции. Люди сходятся в мини-коллективы под конкретную задачу, а потом  назад, в свою историю, в свой караван. И в то же время если ты работаешь здесь, то ориентируешься на идеал ренессансного человека. ИМИ возрождает прекрасную традицию, когда каждый может попробовать себя в абсолютно разных сферах, при этом не распыляясь. Вот я сейчас не только монтирую очередное интервью, но и пишу работу про сельское хозяйство на Африканском континенте  кто бы мог подумать?

Есть ли в науке место конкуренции? 

Конкуренция  это хорошо, но вот, например, в африканистике нас по России очень мало. Так что нетворкинг наше все. Новые темы рождаются только на стыке: за обедом вы пообщались с коллегой, а к вечеру вам пришла в голову чудесная мысль. Смысл науки, среди прочего, заключается в том чтобы построить academic community. Это принцип сообщающихся сосудов: чем больше у тебя, тем больше у другого, а не наоборот. 

Никита Липунов 

Сотрудник Центра научной дипломатии и перспективных академических инициатив
Сфера интересов: Северная Европа и Арктика

Чем вы занимаетесь в ИМИ?

Я работаю в Центре научной дипломатии и перспективных академических инициатив, это новый центр ИМИ. Наш флагманский проект – программа научно-исследовательских стажировок для иностранных специалистов InteRussia, которую МГИМО проводит совместно с Фондом Горчакова и Россотрудничеством. Я выступаю координатором со стороны ИМИ. Как раз недавно у нас завершилась четвертая волна программы, в которой участвовали исследователи из шести стран. В сферу моей ответственности, среди прочего, входит организация практики студентов в ИМИ. Также я участвую в ряде исследовательских проектов.

Что такое научная дипломатия? 

Есть несколько подходов, но в нашем случае это взаимодействие отечественных экспертов-международников с зарубежными коллегами, которые консультируют лиц, принимающих решения, и в той или иной степени влияют на принятие внешнеполитических решений. Иными словами, дипломатия «второй дорожки». Когда контакты на высшем уровне затруднены, сохранение диалога между учеными – это сильное подспорье, залог того, что в будущем возможно будет нормализовать отношения. Это очень важная работа, которая зачастую скрыта от широкой общественности. Но в современных условиях она безумно востребована.

Как люди приходят в науку?

В науке есть два пути. Первый: когда человек сначала приходит на административную должность и потом постепенно уходит на исследовательское направление. Второй: когда человек начинает работать научным сотрудниками и впоследствии уходит в администрирование, – например, становится директором центра или института. Оба пути имеют право на существование, я знаю много людей, которые прошли по первому и по второму, и могу сказать, что идеального варианта нет.

Кому не подойдет работа в науке? 

Наука точно не подойдет тем, кто не готов к сложной, продолжительной, скрупулезной и методичной работе. Наука – это творчество, но творческий процесс довольно непростой, поскольку требует усидчивости, высокой концентрации внимания. Подчас только на поиск научной проблемы и формулирование исследовательского вопроса уходят месяцы. Работа над исследованием подобна труду скульптора, который работает с камнем и по кусочку стачивает, скалывает и делает из глыбы произведение искусства.

Какие открытия вы сделали для себя за время работы в ИМИ? 

Что для меня стало новым, так это практически круглосуточный характер работы – ученые очень мало спят.

сентябрь 2023