«Нам не очень по пути»: из России в Европу

ТЕКСТ  Анна Соколова
Просмотров 2456
Как связаны политология и журналистика? В чём особенность европейского образования? Чем студенты и преподаватели там отличаются от российских? Где искать качественную информацию о поступлении за границу? Об этом нам рассказала Карина Казанцева – будущая выпускница кафедры политологии и автор телеграм-канала Kartoshka Frei. У неё за плечами стажировка в Свободном университете Берлина и практика в медиа, а впереди – магистратура в Дании и Голландии.

«Обмен – отличный способ выйти из зоны комфорта»

Что чувствовала, уезжая на полгода в Берлин?

Было странное ощущение: я в первый раз уезжала надолго из дома и из страны. Со мной ехало несколько ребят из института, но мы не были близки. Я была растеряна и писала об этом в телеграме. В целом меня больше пугали бытовые вопросы: что делать, если я заболею, или как доехать из аэропорта до общежития.

Представляла идеальную картинку учёбы в Германии?

Я знала многих ребят, которые учились в Германии, поэтому я примерно представляла, как всё будет. Я опасалась придумывать себе идеальную картинку. Чаще всего завышенные представления – угроза разочарования. Когда я приехала и начала учёбу в Свободном университете Берлина, всё оказалось лучше, чем я могла себе представить.

В чём особенность учёбы в Германии?

В МГИМО 15-20 пар в неделю с 9 утра до 16 вечера. В университете Берлина 5-6 пар в неделю и расписание формируешь ты сам. В российской системе упор делается на работу в классе, а в европейской – на самостоятельную. Предполагается, что ты большую часть материала прорабатываешь сам, готовишь индивидуальные и групповые проекты. Там привычные для нас занятия в классе – это место, где можно разобраться во всех неточностях, которые возникают при подготовке дома. Ещё одно отличие – отсутствие зубрёжки. На первый план выходит понимание материала, которое в свою очередь невозможно без самостоятельной работы.

Чем европейские преподаватели отличаются от российских?

В Германии к преподавателям обращаются на ты, что для меня было непривычным в первое время. В целом дистанции между студентом и наставником нет. Тебя даже могут пригласить на кофе для обсуждения твоего эссе или теста, это в порядке вещей. Преподаватель действует как медиатор учебного процесса. В России же у преподавателей чаще всего непоколебимый авторитет.

А студенты?

Русских отличает учёба из-под палки. Иногда нам кажется, что занятия – это вечное страдание и что вместо пар лучше пойти поспать или погулять с друзьями. Европейцы более заинтересованы. Студентов мотивирует отношение преподавателей и общая учебная атмосфера. В Европе к образованию более свободный подход. Окончив школу, ты можешь пару лет поработать, попутешествовать. Позже продолжить учёбу, поняв, что тебе по душе. Поэтому так много возрастных студентов. Мне 22, средний возраст моих одногруппников 25-30 лет. Однажды на паре по философии с нами сидели пара дедушек-студентов лет по 60-70. В России такая ситуация кажется маловероятной.

Столкнулась с языковым барьером?

Я решила прокачать свои языковые навыки и выбрала четыре предмета на немецком (параллельно с языковым курсом) и два на английском. На тот момент у меня был В2 по немецкому, но я не говорила на нем свободно. Преподаватели разрешили мне сдавать проекты и писать финальные работы на английском. В общении с другими студентами я пошла по простому пути и в большинстве общалась с русскими. Я не советую так делать: нет интеграции. Сейчас я общаюсь больше с иностранцами – будущими одногруппниками из магистратуры. У всех разное видение мира, и даже на культурном уровне не всегда легко понять человека из другой страны, но даже интереснее преодолевать этот барьер.

Было время на путешествия?

Благодаря удобному расписанию я могла много путешествовать. Четыре дня подряд у меня были пары, а остальные дни свободные. Домашних заданий было не так много, поэтому находилось время для путешествий и отдыха. За время стажировки я побывала в Польше, Бельгии, Франции и Люксембурге.

Что тебе дал понять обмен?

Когда приезжаешь в новую среду, нужно адаптироваться. Под боком нет человека, который мог бы за тебя всё решить. Всё придётся делать самому. Обмен – отличный способ выйти из зоны комфорта, но довольно радикальный. Это хорошая встряска, чтобы получше узнать и себя, и окружающий мир. Ещё после учёбы в Германии я поняла, что с магистратурой в России нам не по пути. Европейская система образования мне подходит больше.

Kartoshka Frei об учёбе, стажировках и не только

Ты так вдохновилась учёбой в Германии, что создала телеграм-канал?

Я создала канал года два назад, когда только уезжала в Берлин, для семьи и друзей. Постепенно аудитория стала расти. Число подписчиков увеличилось до 200, а теперь нас уже почти 1000.

Создала я его по двум причинам. Первая – так я исчерпываю свой писательский ресурс. Вторая причина более благородная. Во время поступления я утопала в обилии некачественной информации. Сопровождающие агентства не всегда эффективны, а услуги их очень дорогие. Мне стало обидно, что из-за этого многим приходится распрощаться с мечтой об учёбе за границей, и захотелось помочь таким ребятам. Я создала телеграм-канал и начала публиковать лайфхаки по поступлению, делиться полезными ссылками и дельными советами.

Как от политологии перешла к журналистике?

Я всегда занималась чем-то связанным с журналистикой, но никогда не воспринимала это всерьёз. Просто писала для удовольствия.

Уже во время учёбы в Германии я задумалась, почему бы не начать заниматься журналистикой на профессиональном уровне. Вернувшись в Россию, пошла на практику в Национальную Медиа Группу в «Известия». Устроилась на постоянную работу в Rambler group, уже полтора года в их команде. Мой опыт – хороший пример того, как хобби может стать любимым делом и способом заработка.

Что тебе дала медиапрактика?

Я развила навыки коммуникации, умение ориентироваться в неожиданных ситуациях и брать на себя ответственность. Вместе с тем я поняла, что в России работа журналиста проблематична: нужно или самостоятельно развивать своё дело или довольствоваться текущим местом работы. Проблема не в системе. Нам не по пути с российской журналистикой. Вот ты пробуешь фрукт и понимаешь – мне не нравится этот вкус. Зато теперь ты знаешь, что тебе нравится. Здесь та же штука.

«Отказы – это нормально»

Что впереди?

Осенью я поеду на год в датский Орхус (Aarhus Universite), затем на год в Амстердам (Universiteit van Amsterdam). Ещё есть возможность поехать в третью страну во втором семестре первого года. Буду проходить обучение по направлению Globalization, media and journalism со специализацией politics and communication – что-то на стыке политологии и журналистики.

Как ты выбирала институт для стажировки?

Я прагматик. Просто открыла рейтинг мировых вузов и выбрала подходящий мне институт в сфере журналистики. Выиграла грант от Erasmus Mundus. Важно помнить, что при поступлении учитывается опыт работы. У меня образование политологическое, но за спиной внушительная журналистская практика. Если бы у меня её не было, я бы, скорее всего, не поступила: диплом непрофильный. Благодаря опыту работы я смогла сменить учебное направление.

Сталкивалась ли ты с отказами?

Да, конечно. Отказы – это нормально. Например, я не поступила в Лондон, меня не приняли на практику The Washington Post. Не судьба на этом этапе. Однако всё что ни делается – всё к лучшему. Отказали здесь – примут в другом месте. Как правило, любой негативный опыт в перспективе оказывается положительным. Секрет успеха прост: нужно пробовать, несмотря на отказы.

Какой совет дашь тем, кто думает о прохождении стажировки?

Нужно взвесить все за и против, понять, хочешь ли ты этого на самом деле. Не опускать руки в случае отказа и пробовать снова.

июнь 2021