Кирилл Семенов об авторских экскурсиях в Linden New Art в Австралии

ТЕКСТ  Александра Зубенко
ФОТО  Фото из архива героя
Просмотров 467
В январе в галерее современного искусства Linden New Art в Мельбурне впервые появились экскурсии на русском языке. Их ведет выпускник МГИМО Кирилл Семенов, который после окончания нашего университета продолжил обучение в Австралии. О том, почему современный подход к решению проблем похож на выцветающую изоленту и как проходит процесс подготовки выставки для посетителей, читайте в нашем новом материале.

Кирилл, расскажи, как ты попал в Австралию?

После того, как окончил МГИМО, я решил, что хотел бы продолжить своё обучение за границей. Я всегда в той или иной степени интересовался искусством, поэтому решил себя попробовать в этом направлении. Мой выбор пал на магистерскую программу Arts and Cultural Management в Мельбурнском университете. Таким образом я и оказался в Австралии.

Что такое арт-менеджмент, которому ты учишься в Мельбурне?

Это не только организация выставок, как многие думают. Организацией, в основном, занимаются кураторы, у нас для них есть специальная программа. Арт-менеджер – более широкий специалист. Он может заниматься организацией фестивалей, театральных постановок. Я бы хотел работать в сфере музейного пиара, пропагандировать искусство.

А ты сам пишешь?

Вообще, я не художник. Но когда находишься в постоянном контакте с искусством, иногда поднимается рука творить что-то самому.

Расскажи о тех экскурсиях, которые ты ведешь?

В прошлом году я начал свою стажировку в Linden New Art – это галерея современного искусства, которая активно поддерживает политику мультикультурализма в обществе. Именно поэтому директор галереи с радостью поддержала мою идею организовать экскурсии на русском языке. На первой экскурсии было около 30 человек. Я считаю, что это очень хорошее начало.

Как ты готовишься к экскурсии?

В первую очередь, куратор галереи обсуждает все детали с художниками: их работы, идеи и концепции выставки. Поэтому на данном этапе я полагаюсь именно на куратора и её знания. Я очень рад, что она всегда готова к диалогу и мы можем обсуждать произведения искусства часами. После этого уже предстоит домашняя работа: нужно все перевести на русский язык и сделать это в увлекательной и понятной для посетителя манере.

Какие идеи сейчас наиболее актуальны?

Я бы хотел это обсудить на примере последней выставки. Linden Postcard Show – выставка, открытая абсолютно для всех художников, поэтому работы сюда присылают не только из Австралии, но даже из-за границы, что позволяет оценить, что именно волнует современных художников. Позже лучшие работы выбирает профессиональное жюри.

В этому году очень много работ социальной направленности, которые поднимают важные для современного общества вопросы. Например, в номинации «Главный приз» победила фотография, на которой изображен бездомный австралийский абориген. Это очень актуальная проблема для Мельбурна и для Австралии в целом. И то, что жюри выбрало эту работу значит, что эти вопросы действительно нужно поднимать и обсуждать. «Лучшим портретом» стала другая очень интересная работа. Художник написал портрет аборигенного человека, запечатлел его в момент охоты на кенгуру и использовав зарисовки первых британских колонизаторов. Картина называется «We can fix it… Ooops». Таким образом, художник задается вопросом, можем ли мы изменить стереотипное отношение к аборигенам как к первобытным племенам, которое в разной степени всё ещё бытует в обществе.

Портрет аборигена изображен под очень детально прорисованным разбитым стеклом, переклеенным изолентой. Эта изолента — воплощение тех попыток, которые мы совершаем, чтобы изменить наше стереотипное мышление. Интересно, что, когда художник рисовал изоленту, он добавил туда испаряющийся пигмент, который со временем сделает ее невидимой. Этим он хотел сказать, что наши меры и попытки очень краткосрочны и скорее всего не смогут по-настоящему изменить будущее. Стекло останется разбитым до тех пор, пока его не заменят.

Недавно я была на выставке Василия Поленова в Третьяковке, где тогда параллельно проходило биеннале современного искусства. На Поленова была очень длинная очередь, на биеннале очереди не было. Значит ли это, что людям не нравится современное искусство?

Мне кажется, это значит, что здесь играет роль большой эффект «узнаваемости» Поленова.

В общем-то все эти выставки-блокбастеры в Третьяковке используют этот принцип для привлечения людей, которые приходят, чтобы посмотреть на великие и известные всем работы.

У меня сейчас как раз на столе стоит картина Поленова «Заросший пруд». Она красивая, но это скорее всего будет единственным, что скажут о ней большинство посетителей. Хотя на самом деле, насколько я помню, художник в ней говорит об умирании русской усадьбы. Пруд зарастает – уходит эпоха. Для нас это уже не так актуально, мы живём в другом мире, поэтому меньше задумываемся о замысле художника, а просто любуемся картиной.

Напротив, современное искусство не для созерцания. Оно должно заставлять думать, будоражить, чтобы человек пришел на выставку и задал себе вопрос: «А что у нас с бездомными, а что с окружающей средой?». Тема экологии сейчас звучит везде, но далеко не все сортируют мусор дома. Значит, нужно использовать больше каналов для обращения к людям. И искусство является одним из них.

 Кто твои любимые художники?

Сложно назвать кого-то одного: чем больше ты изучаешь искусство, тем больше ты проникаешься творчеством разных художников. Я всегда любил Ивана Шишкина и Исаака Левитана. Наверно, в этом сказывается моя ностальгия по родным краям. Я из Псковской области, и природа там – точно как на картинах этих художников. Одна из моих любимых работ– «Московский полдень» Шишкина. Из художников эпохи Ренессанса мне больше всего нравится Сандро Боттичелли, его «Весна» даже стоит на заставке моего телефона.

апрель 2020