Мария Черняк: Современный литературный поток — «это со-участие»

ТЕКСТ  Ольга Коркина
Просмотров 593    / Июнь 2023 /
Как идти по лабиринтам современной литературы? С чем связано падение качества на книжном рынке? Что почитать студенту? Об этом мы поговорили с доктором филологических наук и профессором кафедры русской литературы РГПУ им. А.И. Герцена Марией Черняк.

Какими тремя терминами можно описать современную русскую литературу? 

Она очень нестабильна. Как говорят критики, всё сейчас носит предварительный характер. Я постоянно предлагаю студентам дополнить словарь по современной массовой литературе, потому что время меняется и хочется зафиксировать эти изменения. 

Если говорить о ключевых терминах, то это «мозаичность», «цифровизация» и «читатель».

Что такое «мозаичность»? 

Если посмотреть на современную литературу, то возникает ассоциация с паззлом — фрагментарным, мозаичным характером картины. Нет единого направления, нет однозначных лидеров литературного процесса. Каждый читатель может собирать собственный паззл. Ситуация уникальная, потому что в предыдущие периоды развития литературы было больше определенности, заданной критиками. Это связано, по-видимому, и с более узкой, чем сейчас, читательской прослойкой. Можно вспомнить слова Горького о времени рубежа веков — это «время, интереснейшее пестротой своих противоречий и обилием их». 

С «цифровизацией» понятно: в широком смысле слова — это превращение литературы в медиа-контент. А почему третий термин не «писатель», а «читатель»? 

Потому что за  последние 30 лет роль читателя невероятна выросла. Сегодня читатель —   чуть ли не полноправный соучастник современного литературного процесса.

Какой литературный жанр сейчас самый популярный?

Наше время — это эпоха напряжённого жанростроительства.

Мы недавно со студентами провели такую работу: брали двенадцатые номера толстых литературных журналов («Знамя», «Звезда», «Новый мир»  и другие) и смотрели списки  публикаций за год.  И сразу становится видно, как часто сами авторы дают после названия произведения указание на его жанровую принадлежность. Вспомним «неисторический роман» Евгения Водолазкина «Лавр» или «Современный патерик» Майи Кучерской. Встречаются «роман-притча», «уютный детектив», «прозаические эпизоды», «роман в стиле техно», «офисный роман» и другие жанровые эксперименты. 

Как современный литературный процесс отражают журналы? 

Именно в «литературных толстяках» проживает современная литература. Для авторов важна первая журнальная публикация. Если вспомнить лидеров продаж, условно Водолазкина, Сорокина, Пелевина, то им, конечно, уже не нужны журнальные публикации: любое издательство с удовольствием примет их новую книжку. Но для того чтобы попробовать себя начинающим авторам, представить читателю новые жанровые формы, литературные журналы очень важны. 

Что же сегодня наиболее популярно у читателя? 

Я об этом сужу как литературовед, который анализирует художественные процессы. Итальянский исследователь Моретти ввёл понятие «дальнее чтение» — описание ситуации, когда можно, с высоты птичьего полета посмотреть на огромное количество самых разных текстов и попытаться понять, какие процессы происходят в литературном процессе того или иного периода. Из работы с большими массивами текстов можно делать очень интересные выводы. 

На вопрос о самых популярных жанрах по-разному ответят представители разных профессий: школьные учителя, библиотекари, продавцы книжных магазинов. Например, всегда отмечают трёх безусловных лидеров жанра: фэнтези, любовный роман и детектив. С той только разницей, что в разные годы будут перечислять их в разной последовательности или конкретизировать, например, «политический детектив», «иронический детектив», «классический детектив». 

Когда речь заходит о популярном, мы обращаемся к вкусам больших групп читателей и не отражаем предпочтений ценителей сложной литературы. Так что и здесь – ситуация мозаичности.

Это только в контексте России?

Эти тенденции носят всеобщий характер. Я, например, сейчас читаю книгу Ким Джи Хе «Книжная кухня». Как раз потому, что стараюсь следить и за современной зарубежной литературой. Определенные психологические проблемы героев этой книги решаются через сравнение с героями мировой литературы. 

Тем самым подчёркивается интернациональный характер жанров и сюжетов — и сегодня есть целый ряд книг, описывающих литературу как источник терапевтического воздействия.

В 2000-х годах читатель стремился уйти в другие миры. Чего хотят читатели сейчас?

Меняется ситуация в обществе — меняются ведущие функции литературы. Например, во время пандемии интерес к литературе явно усилился. Я наблюдала, что появились маленькие клубы по интересам, люди стали обмениваться друг с другом впечатлениями о прочитанном. Мне кажется, нет оснований выдвигать на первый план ту или иную функцию художественной литературы.

Какие книги позволяют читателю духовно взрослеть? 

Книги не помогают взрослеть, напротив, сегодня явно происходит инфантилизация читателя и всего литературного поля. Не случайно так близка читателям литература для детей и подростков. Я на филфаке читаю курс, который очень люблю, — «Современная детская литература». Как хорошо, что его после перерыва вернули в учебный план!

 Сегодня это направление невероятно быстро развивается, и студенты просто «зажигаются», открывая для себя этот пласт литературы.

Фанфики и визуальные новеллы — это тоже литература? 

Я очень серьезно отношусь к этому явлению: это творчество фанатов-читателей, культура соучастия, и в современном медиапространстве оно имеет большое значение. Хотя можно вспомнить и XIX век, когда, например, собирались любители творчества Конан Дойля. Они беседовали, обсуждали новинки, спорили о любимых героях и это формировало культуру читательского соучастия. 

И что вы посоветуете читателям? 

Мы как читатели должны понимать, что многие хвалебные отзывы на новинки – это маркетинг. И если постоянно читать плохую литературу, то с мозгом начнут происходит определённые процессы сжатия.

 Поэтому доверяйте экспертам и читайте хорошую литературу. Поверьте, она есть!

июнь 2023