Музыка: универсальный язык эмоций и искусство звука

ТЕКСТ  Ольга Коркина
Просмотров 177    / Декабрь 2023 /
Во время осенних концертов цикла «Pianissimo» в Санкт-Петербурге мне удалось услышать игру и поговорить с Энджелом Вонгом, американским пианистом, студентом Московской консерватории и лауреатом второй премии XVII Конкурса им. П.И. Чайковского. Что общего между исполнением музыки и актерской игрой? Почему классическую музыку стоит слушать во время живых выступлений, а не только в записи? В чем сила русской музыкальной школы и что отличает наших пианистов? Об этом — читайте в интервью.

Вы студент Московской консерватории имени Чайковского. Почему вы решили учиться музыке именно в России, а не дома в Америке?

Я родился в семье музыкантов: у нас всегда звучала музыка. Моя мама русская, и она получила музыкальное образование в России, в Академии музыки имени Гнесиных. В какой-то момент она решила, что мне тоже важно получить именно российское музыкальное образование, потому что наша школа считается одной из лучших в мире.

У нас сильная подготовка не только по специальности, в частности фортепиано, но и по теоретической составляющей — это гармония, теория музыки, анализ. Во многих учебных заведениях в разных странах такого нет. А здесь мы получаем богатый багаж знаний, благодаря чему наши музыканты всесторонне развиты. И это здорово, потому что мы можем рассуждать на разные темы.

Более того, я люблю русских композиторов и исполнителей. Русские исполнители отличаются звуком. Как говорил известный профессор Московской консерватории Генрих Густавович Нейгауз, музыка — это прежде всего искусство звука. Я горжусь, что являюсь студентом второго курса и рад, что имею возможность продолжать обучение здесь.

Какой русский композитор — ваш самый любимый?

Всегда — Чайковский, потому что его произведения — это олицетворение России, русской земли, русской души. Когда слушаю его музыку, я попадаю в совершенно иной мир, сразу представляю себе огромные территории, русскую природу, русского человека. Надо слушать Чайковского, чтобы это понять.

На какое музыкальное произведение вы похожи? Опишите себя через эту музыку.

Я всегда увлекался музыкой композиторов импрессионистов: это, например, Дебюсси и Равель. Поэтому любое их произведение может быть похоже на меня. Сегодня на концерте «Pianissimo» я исполню «La valse» — думаю, сейчас оно самое близкое мне по состоянию и духу.

По-вашему мнению, музыка — международный язык?

Безусловно. Это язык, который понимают все, потому что это язык эмоций. Мы не можем остаться равнодушными после прослушивания Шестой симфонии Чайковского или Пятой симфонии Бетховена. Мы слушаем это, и на нас это влияет. Поэтому, конечно, музыка — универсальный язык.

Что для вас фортепиано — это инструмент, предмет вдохновения, друг?

Занимаюсь фортепиано с детства и безумно люблю этот инструмент! Когда играю на нем, я будто общаюсь с живым человеком: этот диалог и чувства трудно передать словами. По этой причине фортепиано для меня — это уникальный инструмент.

О чем вы думаете во время игры?

О музыке, которую играю. Мы ведь тоже артисты — и, как актеры, должны являться своим героем, вживаться в роль. Выходя на сцену, мы воплощаем музыку, и музыка проходит через нас.

Как справляетесь с волнением?

Это приходит с опытом, со временем: поначалу всегда волнуешься, особенно в юном возрасте, когда только начинаешь выступать на концертах и конкурсах. Если говорить о выступлениях вообще, то сейчас я привык. Мне нравится, когда я выхожу на сцену и вижу улыбающиеся лица, слышу аплодисменты. Это всегда приятно, разряжает напряженность. Поэтому теперь мне каждое выступление приносит удовольствие.

Что вы как исполнитель подмечаете в игре других?

Думаю, главное для исполнителя — способность тронуть зрителя. Когда слушаю из зала и не выступаю сам, то я просто зритель, как и все, кто приходит на концерт, поэтому для меня самое важное, чтобы я выходил с концерта с ярким впечатлением — чтобы музыка меня потрясла.

Некоторые люди не понимают, зачем ходить на живые концерты, когда есть записи и YouTube-трансляции. Убедите их в том, почему живая музыка лучше?

Нам важно получить впечатление не только в записи, но и в жизни. Я люблю слушать старые записи, которые были записаны еще в XX веке, у меня очень много любимых пианистов, которые жили в ту эпоху (например, Сергей Рахманинов, Владимир Горовиц). 

Живые концерты нужны для того, чтобы мы испытали эмоции именно в момент выступления. Все-таки исполнение в реальности мы слушаем один раз, а в записи — много, из-за чего будем чувствовать ее всегда по-разному.

декабрь 2023