«Мой дом и есть моё место силы»: председатели Татарского, Калмыцкого, Вайнахского сообществ МГИМО о малой Родине

ТЕКСТ  Александра Печникова
Просмотров 320
Чем похожи язык майя и татарский? Как правильно готовить калмыцкий чай? «Быть достойным сыном» – что это значит для вайнаха? Об этом и о том, как сохранить интерес к истории родного края, расскажут студенты МГИМО, знающие о культуре и языках народов России от семьи, а не из учебника по географии.

Азат Акберов, председатель Татарского клуба МГИМО имени А.А. Ахтамзяна

Насколько я знаю, ты вырос в Санкт-Петербурге. Как часто в детстве ты слышал татарский язык и истории о родном крае?

Хотя родители переехали из Ульяновска в Петербург, они продолжали говорить на татарском. Себя я считаю билингвом: до пяти лет знал только татарский, уже потом, с детского садика и начальной школы, начал приобщаться к русскому. С детства мама напевала песни, колыбельные на языке родного края, рассказывала истории, да и в Ульяновске я провел половину юности, поэтому с татарской культурой моя жизнь переплетена тесными узами.

Чувствуешь ли ты необходимость поддерживать связь со своим народом, находясь в отрыве от него?

Эта необходимость проявляется в непростых ситуациях, в те периоды жизни, когда именно поддержка близких людей очень важна. Это успокаивает и направляет в нужное русло. В Петербурге татар не так много, но нам всё же удалось подружиться с парой-тройкой таких семей, когда жили на Васильевском острове. До сих пор поддерживаем с ними тёплые отношения.

Есть ли у тебя любимое место в Татарстане?

Моё любимое место – левое побережье Волги, особенно около района Тетюшей и Буинска. Как раз там и находится моя родная деревня. С детства в тех местах я и работал, и отдыхал, и путешествовал, и рыбачил с друзьями. Наверное, по этой причине те края для меня самые близкие по духу.

Сейчас ты поддерживаешь прежний уровень владения татарским?

Стараюсь. Когда уже переехал в Москву, чтобы учиться в средней и старшей школе, татарский отошёл на второй план: нужно было изучать арабский, немецкий, иврит и другие языки. Это было важно для поступления. Родной язык при этом забывался. Сейчас как председатель татарского клуба понимаю необходимость оживления знаний не только о языке, но и о нашей культуре и литературе.

Какие ассоциации у тебя вызывает татарский язык?

Он звучит, как песня, у нас такой певучий язык! И люди все очень творческие: практически каждый второй либо поёт, либо играет на баяне, либо танцует. Татарский для меня – язык творчества. С детства с нами живёт литература, и что-то остаётся в памяти на всю жизнь. Особенно мне, как и многим татарским детям, запомнилась сказка о Шурале, хозяине леса, отчасти напоминающем лешего, с длинными ногами и тонкими пальцами. Раньше меня им всегда пугали. Но в голове возникают и более собирательные образы, например, бабай (в переводе с татарского «дедушка») или батыр (в татарском фольклоре сильный, храбрый юноша).

Повлияла ли близкая тебе культура тюркских кочевых народов на увлечение конным спортом, которое привело к созданию конного клуба МГИМО?

Мы вместе с Петей Вережаном, который сейчас является председателем Конного клуба МГИМО, во время летней поездки по городам Золотого кольца России как раз подумали о создании конного клуба. Долго обсуждали связь татар с лошадьми и Монгольской империей, хотя за рамки шуток это не выходило. Просто я с детства любил посещать конюшню. Семья поддерживает моё увлечение, сестра даже занимается конным спортом. Но трепетное отношение нашего народа к этим животным не отрицаю: на любом национальном празднике, например, Сабантуе, можно увидеть прекрасные скачки.

Это твоя любимая часть Сабантуя?

Любимый аттракцион – это, наверное, бой подушками. Ещё мне нравится искать конфеты в тазике с мукой, ведь можно сделать много красивых фотографий для соцсетей, но что самое главное – это вкусно.

Ограничиваешь ли ты себя стенами МГИМО, когда занимаешься популяризацией татарской культуры? 

Помимо выставок, конференций и встреч внутри МГИМО, мы стараемся проводить культурные мероприятия, сотрудничаем с полномочным представительством Республики Татарстан, Советом молодёжи и Татарским культурным центром. Так, мы посетили вечер памяти Рената Ибрагимова, сходили на концерты Государственного ансамбля Республики Татарстан, Ришата Тухватуллина и Гузель Уразовой, а также были на фестивале «Татар җыры» в Кремлёвском дворце. Нам хочется объединять людей не только научными проектами внутри университета, но и за его пределами.

Есть ли у тебя любимый проект в рамках деятельности клуба?

Наверное, одним из наших неизменных и главных серий мероприятий является курс по истории татар, которые проводит Ильдар Ахтамзян.  На лекциях он рассказывает не только об этнокультурном развитии нашего региона, но и о теории гаплогрупп или культурных связях с коренными жителями Америки. У народов майя и татар очень похожий язык: в них есть много общих слов тюркского происхождения. Например, слово «лягушка» звучит совершенно одинаково – «бака». 

Лучшее, что есть в Татарском клубе для меня, – это отдел мемов, вновь созданный в этом году, в который вошли только люди, знающие татарскую культуру не понаслышке. Не знаю, будем ли мы выкладывать шутки в сообществе, но главное, что мы пытаемся развиваться не только с точки зрения официальных мероприятий, но и коллектива и создания сообщества друзей, которые объединены не только общей культурой, но и любовью к самому региону.

Герензел Мутырова, председатель Калмыцкого общества МГИМО

Есть ли у тебя любимые легенды или истории из детства?

Мне особенно нравится эпос «Джангар», повествующий о стране счастья и благоденствия Бумба и подвигах её богатырей. Его всегда исполняют особые народные сказители джангарчи. На VII Фестивале культуры народов России в МГИМО от нас выступил фольклорный певец и Заслуженный артист Республики Калмыкия Владимир Каруев, он исполнил отрывок из этого произведения. Для меня это стало приятным воспоминанием.

У тебя дома, в Элисте, есть место силы?

Мой дом и есть моё место силы. Как и многие калмыки, мы посещаем хурул, буддийский храм. Он является крупнейшим в России и Европе. Туда мы ходим обычно по праздникам, главный из них Зул – калмыцкий Новый год. В этот день к нашим возрастам прибавляется ещё один год. Важно на Зул сделать лампадку из теста и вставить туда хворост, напоминающий травинки. Их количество соотносится с нашим возрастом, но мы вкладываем на одну больше, чтобы и жизнь наша стала дольше. Эта традиция связана с тем, что калмыки – кочевой народ, и в прошлом далеко не все знали, в какой именно день родились. Так Зул стал общим праздником для всех нас. Потом наступает Цаган Сар, праздник весны, и Ур Сар – священный месяц. В храме мы набираемся душевных сил и успокаиваемся.

Насколько распространен сейчас калмыцкий язык?

В основном в Калмыкии сейчас говорят на русском, и многие отмечают, что наш родной язык умирает, но мы всё-таки стараемся поддерживать его знание. Это сложно, ведь и калмыков не так много в мире – примерно 175 тысяч. В школе русский изучается как первый язык, но есть и родной. Также в седьмом классе мы изучали «тодо-бичиг», в переводе на русский – «ясное письмо». Это письменность, созданная в 1648 году на основе старомонгольского письма ойратским просветителем, буддийским монахом Зая-Пандитой. Когда калмыцкий перестал быть обязательным в школах, ученики начали отказываться от его изучения: не видели смысла говорить на родном языке. Многие, покидая родину, опрометчиво считали, что он им не пригодится, но лишь спустя время чувствовали необходимость связи с родной культурой.

Как буддизм влияет на мировоззрение людей, выросших и живущих в Калмыкии?

Калмыки исповедуют тибетский буддизм, хотя и находятся в европейской части страны. Объединяем в культуре обычаи из разных уголков мира. В составе России мы почти 500 лет, и религия по-прежнему играет важную роль, как и многие другие традиции. Кроме буддизма, значимое место занимает астрология.

Организуются ли в вашей республике мероприятия для туристов, пробуждающие интерес к культуре?

В последние два года активно развивается туризм. Многие приезжают летом и весной: в конце апреля у нас проходит фестиваль тюльпанов, а в августе – лотосов. Его любят как сами жители, так и гости республики. Популярными для посещения местами становятся, Золотая обитель Будды Шакьямуни и Страна Бумба, где можно покататься на верблюдах, пострелять из лука и познакомиться с национальной кухней.

В будущем мы и сами хотим организовать тур в Калмыкию в рамках работы нашего землячества. Многие студенты сейчас путешествуют с администрацией МГИМО, рассказывают про университет и проводят образовательные программы в школах. Было бы интересно претворить в жизнь подобное и в Калмыкии.

А что вы уже сами делаете для роста интереса к вашей культуре?

Моё первое мероприятие с калмыцким землячеством, МГИМО Welcome Day, прошло на втором курсе, тогда я и загорелась деятельностью калмыцкого объединения. На Дне первокурсника многие ребята интересуются не только едой, но и культурой нашего региона. Мы делимся с ними и традициями, например, рассказываем об особом калмыцком чае. Готовят его из воды, зеленого чая, молока, соли, перца, мускатного ореха и сливочного масла. Под конец важно 99 раз зачерпнуть жидкость ковшиком и, наваривая, читать молитву, чтобы обогатить содержимое энергией. В Москве я варю калмыцкий чай по праздникам, но вот на День национальной кухни в МГИМО я приготовила целых 13 литров!

Сейчас в нашем клубе состоят не только калмыки, но и ребята из Азербайджана, Кыргызстана, Вьетнама и некоторых субъектов России. Совсем недавно мы открыли группу в ВКонтакте. И пусть подписчиков пока не так много, мы стараемся освещать различные интересные факты о Калмыкии и о калмыцкой культуре.

И одна из моих любимых цитат гласит: «Если вы хотите сделать мир лучше, взгляните на себя и внесите изменения». Чтобы развивать и продвигать свою малую родину, важно начать с себя и со своей любви к родному месту.

Абакар Абакаров, председатель Вайнахского культурного объединения МГИМО

Вайнахское сообщество состоит из двух народов – ингушей и чеченцев. Как они сложились в единую группу и насколько едины сейчас?

Чеченцы и ингуши, согласно истории, произошли от одного предка и составляют единый вайнахский народ. У нас много пересечений, вплоть до языков – чеченский и ингушский очень похожи. Примерно на 95% культура и традиции у нас общие. 

Сейчас, к сожалению, регионы конфликтуют, но в Москве это не проявляется. Наверное, из-за того, что мы находимся вдали от дома, хочется находить «своих», и мы, несмотря на напряженности, чувствуем наше единство.

Можешь рассказать о любимых историях из детства, на которых ты воспитывался?

У нас есть много исторических личностей, подвиги которых поражают в любом возрасте, но в детстве особенно. Одним из тех, кто запомнился мне больше всего, стал Байсангур Беноевский – известный чеченский полководец, воевавший без руки, ноги и глаза. Ему же принадлежат слова: «Пока скакун мой жив, я воин», – он совершал походы, будучи привязанным к коню. Его упрямство и целеустремлённость вдохновляют меня даже сейчас.

То есть для тебя это истории о силе духа и смелости?

Да, также особые переживания вызывают рассказы наших дедушек и бабушек о временах депортации. Сложно даже представить, через что пришлось пройти обычному человеку в этих нечеловеческих условиях. Люди были вынуждены садиться в вагоны для скота и в них добираться до Казахстана и Киргизии. Даже по приезде нашим родственникам пришлось доказывать, что они обычные цивилизованные люди, которые были высланы из-за независящих от них обстоятельств.

Весной нам удалось провести встречу с хирургом Хасаном Баиевым, который все отдал для своего народа. Едва окончив медицинский вуз в 90-е, он поехал в центр боевых действий, где оказывал помощь всем вне зависимости от национальности или религии. Многочасовые операции, во время которых организм даже самого врача не выдерживал, всевозможные подвиги – этим наполнена сложная биография человека, который сейчас является обладателем звания «Врач мира». 

Каковы главные принципы воспитания детей в ваших семьях? Сильно ли они меняются с течением времени?

При воспитании детей очень большое внимание уделяется уважению. У нас есть такое понятие как «Гlиллакх», которое можно перевести на русский как «этикет». Оно показывает, как стоит вести себя в обществе: встать при встрече с более старшим человеком или предложить воды окружающим, прежде чем пить её самому.

 «Г1иллакх» – это основы поведения, которые необходимо соблюдать каждому, кто считает себя чеченцем. Это одно из моих любимых слов в нашем языке, потому что, если тебе говорят, что ты соблюдаешь эти правила, значит, тебя воспитали достойным человеком. Также важным является чеченский кодекс чести «Къонахалла». Это тоже свод правил, который проявление уважения, а также милосердие и терпение. В переводе на русский «Къонах» – «достойный сын». 

С переездом в Москву нужно ли было привыкать к разнице менталитетов?

Мне не было сложно. Если человек умеет налаживать отношения, а при воспитании детей на это тоже обращается внимание, то он не сталкивается с подобными трудностями. Кроме того, здесь, особенно в МГИМО, много представителей вайнахского народа, с которыми я говорю на одном языке.

А как для тебя звучит родной язык?

Изучая шесть языков, могу сказать, что родной кажется мне самым благозвучным, но красив и арабский, с которым в чеченском можно найти много пересечений. Более того, раньше чеченский алфавит был основан на арабской письменности. 

Легче ли изучать новые языки в МГИМО, когда ты уже с детства владеешь больше, чем одним?

Чем больше человек знает языков, тем легче ему впоследствии изучать новые, потому что находятся параллели, благодаря которым легче запоминаются правила, грамматические конструкции или сами слова. Например, в чеченском много заимствований из арабского, поэтому иногда случается так, что я смотрю на арабское слово, пытаюсь его запомнить, и вдруг осеняет: ведь почти такое же слово есть и в чеченском языке! И когда это выясняется, забыть то, что ты только что учил, становится сложно.

Сложно ли привлекать интерес к родной культуре?

Сейчас у нас есть все возможности для этого, особенно в стенах МГИМО. Ежегодно проходит Welcome day, где мы всегда участвуем, угощаем всех национальными блюдами, знакомим с книгами о регионе, у каждого есть возможность соприкоснуться с новым миром. Также проводится Фестиваль культуры народов России, где выступал наш ансамбль, показавший традиционные танцы и песни. Заслуженный артист Чеченской Республики и Республики Ингушетия Али Димаев прилетел в Москву для того, чтобы выступить перед студентами МГИМО, поддержать вайнахов и представить нашу культуру. Это вызывает огромное уважение, именно поэтому таких людей очень любят и всегда ждут с нетерпением.

Также у нас проходила неделя под названием «Вайнахи: диалог культур», посвящённая нашей истории и культуре. Спикерами выступали как активисты сообщества, так и приглашённые гости, например, чеченский историк Амин Тесаев, рассказавший про чеченский народ в средневековье, а также Леча Ильясов, который посвятил выступление посттрадиционному обществу и вызовам современного мира. Он коснулся таких серьёзных проблем, как изменения вайнахской молодежи под влиянием гаджетов, говорил о стирании важных составляющих народа. В ходе этой недели мы пытались познакомить ребят с нашей культурой и традициями. В заключение прошел совместный просмотр исторической лекции об Ингушетии.

Одним словом, что для тебя твой народ?

Это всё.

февраль 2023