Россия и НАТО: «Нам никуда не деться друг от друга»

ТЕКСТ  Полина Горн
Просмотров 211
Первого ноября Россия приостанавливает работу постоянного представительства при НАТО. В Москве временно закрываются Военная миссия и Информационное бюро Североатлантического альянса. Автор «Международника» Полина Горн изучила предысторию отношений России и НАТО, а размышлениями об их будущем и оценкой происходящих событий с нами поделился ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Виктор Мизин.

В начале октября генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сообщил, что с первого ноября восемь сотрудников российской дипмиссии будут лишены аккредитации и в представительстве нашей страны при альянсе останется всего 10 человек. 18 октября Россия заявила об ответных мерах и вместо сокращения штата постпредства временно остановила его работу. Более того, было объявлено о закрытии Военной миссии связи и Информационного бюро Североатлантического альянса в Москве. Сергей Лавров аргументировал эти действия незаинтересованностью НАТО в равноправном диалоге и «отсутствием надлежащих условий для осуществления дипломатической деятельности».

Как развивались наши отношения до этого и чем занимались ведомства, приостановившие свою работу? Они возникли после подписания «Основополагающего акта Россия-НАТО» в мае 1997 года в Париже. Этот договор учредил Совместный постоянный совет, для работы которого было создано российское представительство при альянсе. В его ведение входило и гражданское, и военное сотрудничество. Посол России в Бельгии был главой этой административной структуры, то есть постоянным представителем при НАТО. Он занимал должность одного из председателей Совета и проводил ежемесячные встречи с представителями альянса.

В феврале 2001 года приступило к работе Информационное бюро альянса в Москве. Его сотрудники устраивали конференции о деятельности НАТО в России, организовывали визиты российских граждан в штаб-квартиру альянса, предоставляли информацию о научных и образовательных программах НАТО. Полномочия Информбюро расширились в мае 2002 года, когда была подписана Римская декларация. Теперь оно должно было распространять официальную информацию о НАТО среди не только государственных ведомств и организаций, но и российской общественности и СМИ. 

Однако это нововведение было второстепенным пунктом договора. Самым важным итогом подписания Римской декларации стало учреждение Совета Россия-НАТО, сменившего Совместный постоянный совет. Также начала работу Военная миссия связи в Москве. Ее целью было обеспечение «прозрачности» военной дипломатии и укрепление доверия между членами Совета. В полномочия подразделения входили и военное, и военно-морское сотрудничество. Миссия связи поддерживала регулярные контакты высокопоставленных лиц по вопросам военного сотрудничества и организовывала их встречи. Эти дипломатические структуры были основными каналами связи, созданными в целях развития сотрудничества между нашей страной и НАТО. Приостановка их деятельности сужает варианты взаимодействия до контактов между послами России и Бельгии. 

Создается ситуация, напоминающая события 2014 года, когда наши отношения тоже начали резко ухудшаться. В апреле того года альянс объявил о заморозке отношений с Россией из-за присоединения Крыма. Спустя полгода наращивание силового потенциала НАТО было зафиксировано в качестве официальной угрозы в военной доктрине нашей страны. Стороны возобновили переговоры только в марте 2017 года, но события в Солсбери перечеркнули попытки восстановить контакт: в мае 2019 года прошло последнее заседание Совета Россия-НАТО. 

Угроза со стороны нашей страны была одним из основных вопросов саммита альянса, прошедшего этим летом в Брюсселе. В начале октября Сергей Лавров встретился с Йенсом Столтенбергом, который говорил о заинтересованности НАТО в нормализации отношений. Несколько дней спустя он же заявил о сокращении российского постпредства при альянсе.

Если бы МИД согласился на это требование, то штат дипмиссии уменьшился в семь раз по сравнению с 2014 годом, так как НАТО предпринимает эти меры не в первый раз. Российские сотрудники уже лишались аккредитации в 2015 и 2018 годах. Но только в 2021 году за этим решением последовал ответ с нашей стороны.

Все эти события уже ушли в прошлое и через какое-то время попадут на страницы учебников истории. Узнать же, что будет дальше, гораздо интереснее. Заглянуть в будущее отношений между Россией и НАТО мы попытались вместе с кандидатом исторических наук, ведущим научным сотрудником Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Виктором Мизиным.

Насколько ожидаемым было такое развитие событий

Это было неожиданно со стороны России и, как мне кажется, неправильно. Страны, которые предпринимают такие резкие шаги, показывают свою раздосадованность. Россия все-таки великая держава, а великая держава всегда берет паузу в решении подобных вопросов.

В течение октября Украина и Грузия возобновляли попытки вступить в НАТО. Могут ли они быть успешными и опасно ли это для России?

Ни Грузия, ни Украина в НАТО не будут никогда. Они, конечно, продолжат бередить этот вопрос, но Североатлантический альянс не хочет переходить «красные линии» и обострять уже существующие кризисные ситуации. 

Можно ли рассматривать действия НАТО как повод для еще большего обострения отношений, вплоть до военного конфликта?

Нет, конечно. В российских СМИ НАТО изображается как страшная организация, которая сегодня-завтра готова накинуться на несчастную Россию. Но Североатлантический альянс — не клуб самоубийц. Его боевые возможности и близко не сопоставимы с уровнем военной подготовки России: французской армии сейчас просто нет, совсем немного есть у англичан и немцев. В НАТО прекрасно понимают, что Россия — ядерная держава с огромным потенциалом. Как говорится, «если решатся враги на войну, мы им устроим прогулку по дну».

При каких условиях возможно налаживание отношений России со странами НАТО?

Не знаю. Но убежден, что худой мир всегда лучше доброй ссоры. Сейчас во всем политическом классе Америки и Европы Россию считают токсичной, реваншистской страной. Боюсь, что в краткосрочной перспективе никакие действия не смогут изменить такое отношение к нам. В любом случае та сторона, которая считает себя более сильной, обязана смело заявить о желании договариваться вне зависимости от внешних обстоятельств. Я считаю, что Россия должна объявить о готовности к диалогу.

Есть ли будущее у России и НАТО?

Я часто задумываюсь, можно ли отыграть то, что уже произошло между нами. Если НАТО не будет на нас давить, а Россия заявит, что она открыта к диалогу, то существующая ситуация может быть разрешена. Но и Россия, и НАТО гордые, поэтому сложно сказать, кто и когда сделает первый шаг к примирению. В любом случае нам никуда не деться друг от друга. Нам все равно жить вместе.

ноябрь 2021