Море волнуется — Репортаж с ПМЭФ-2022

ТЕКСТ  Анна Соколова
Просмотров 368
15-18 июня прошёл Петербургский международный экономический форум, на который в составе молодёжного медиацентра при Минобрнауки России отправились наши постоянные авторы. Какие чувства испытывают молодые специалисты и студенты МГИМО, оказавшись на таком масштабном мероприятии? Как на форуме могут пригодиться языковые пары? И что общего между ПМЭФ, ООН и аэропортом? Читайте в репортаже Анны Соколовой.

Бесконечная толпа. Вокруг незнакомые лица, хмурые и улыбчивые. Костюмы-тройки, платья в пол и блестящие бейджи. Это как шторм: сейчас тягучая волна, пенясь, поднимется и обрушится на меня.

Море волнуется раз. Направляюсь на планёрку в пресс-центр. Не сразу решаюсь войти. Неужели буду работать наравне с ведущими российскими и зарубежными журналистами? Чувствую удивлённые взгляды журналистов «Первого» и ТАСС, но наконец встречаю коллег по молодёжному медиацентру при Минобрнауки России. В нашей команде — лучшие начинающие медийщики со всей России, от Калининграда до Новосибирска.

С ноутбуком и диктофоном в руках бегу по «Экспофоруму», петляя между стендами, площадками и конгресс-залами. Теперь понимаю слова коллеги, сказавшего: «По масштабам площадка проведения ПМЭФа похожа на аэропорт, будешь бегать за комментариями экспертов из одного конца в другой». Оглядываюсь по сторонам — главы государств, регионов, министры заключают крупные сделки, зарубежные предприниматели перенимают у представителей Росатома и Газпрома передовые технологии.

По сравнению с этими китами я планктон. Однако при этом я в своей тарелке: из каждого конца доносится приправленный французским флёром ломаный английский, непривычный уху хинди и тягучий, как мёд, испанский. В коридоре перебросилась парой фраз с канадским журналистом Мишелем.

— Не боялись лететь в Россию?

— Нет, конечно. Хочется лучше чувствовать происходящее. Тем более, что мы все находимся в общем научном и экономическом поле. Где, как не на ПМЭФе, знакомиться и общаться с коллегами, брать экспертные комментарии и получать достоверные данные?

Море волнуется два. В обновлённой программе вижу знакомые имена: Анатолий Торкунов, Станислав Суровцев, Александр Бобров. Всё же МГИМО — семья. Иду на дискуссию «Интернационализация российского высшего образования в современных условиях». Прогнозы экспертов порадовали: работа с зарубежными партнёрами продолжится, а диалог с недружественными государствами выстроить удастся. «Интернационализация образования была, есть и будет; стоит лишь менять ориентиры», — подытожил замминистра Минобрнауки Григорий Гуров.

Значит, не стоит отказываться от желания поехать за границу на практику, и прощаться с друзьями-иностранцами ещё не время.

Дальше — площадка «Fake news в эпоху глобализации». Уже за полчаса до начала не протиснуться: главный гость официальный представитель МИД России Мария Захарова.

— Что значит мест нет? Что значит не пускаем? Я заплатила 960 тысяч за билет! И не могу поглазеть на Захарову? — возмущалась женщина, стоя в километровой очереди.

Тем временем я уже протиснулась к сцене, вплотную прижавшись к сосредоточенному оператору «России-1».

Начальство не опаздывает, а задерживается. Как говорят студенты в МГИМО, действует правило 15 минут: если преподаватель не пришёл, можно расходиться. Участники ПМЭФа обладали большей выдержкой, но минуты мучительного ожидания изводили всех. Полным составом выступающие собрались как раз четверть часа спустя. На лицах слушателей читалась мысль «Всё же придётся остаться», как у студентов, когда преподаватель пришёл, едва они собрались покинуть аудиторию.

Дискуссия началась, и все быстро оживились. Мария Захарова порекомендовала развивать эмоциональный интеллект — умение распознавать эмоции и намерения других людей: «Эмоции — питательная среда для фейков». Открываю заметки и начинаю судорожно фиксировать тезисы. Замечаю улыбку Захаровой. Неужели помнит меня с последней встречи в стенах МГИМО, или я не усвоила урок по эмоциональному интеллекту?

Море волнуется три. Следующее утро началось тяжело. После первой за эти три дня прогулки по ночному Питеру поспать не удалось. Градус напряжённости повысил приезд Владимира Путина. Из-за кибератак пленарное заседание началось с опозданием в час. Все погружены в работу. Одни нервно стучат по клавиатуре, боясь пропустить детали и важные заявления, другие снимают репортажи прямо с места событий. В моих наушниках — синхронный перевод на французский, так слушать веселее. С лица не сползает улыбка. Выматывающие языковые пары в МГИМО и бессонные ночи в обнимку с учебником приносят свои плоды: понимаю каждое слово. Почему так не работает в лингафонных аудиториях?

Перебегая с одной площадки на другую, в толпе замечаю Дмитрия Бузаджи. За работой этого синхронного переводчика в соцсетях я слежу уже четыре года. Перебирая пальцами лямку бейджа, подхожу и робко представляюсь — договорились об интервью. Нервно, ведь вопросов под рукой нет. Такая она, работа в полях. Спустя час разговора, окрылённая, лечу в пресс-центр и принимаюсь за расшифровку беседы. Правильно говорили, что на мероприятиях такого масштаба можно завести важные знакомства.

Море не волнуется: штиль. Захватив свежий номер «Коммерсанта», выхожу с площадки. Прошу подругу сделать фотографию на фоне флагов, будто я в родном МГИМО или в ООН. В последний раз оглядываюсь на «Экспофорум» и направляюсь к шаттлу до Пулково. Счастье дробится на множество ярких моментов, подобно солёным брызгам волн. В самолёте Санкт-Петербург–Москва перебираю в памяти тёплые воспоминания. Нет, я не планктон, я — полноценный житель этого подводного мира. Скоро привыкну не плыть по течению и научусь бороздить океаны.

июнь 2022