София Цой: «Моя книга подарит надежду тем, кто ее потерял»

ТЕКСТ  Маргарита Татаринова
Просмотров 325    / Декабрь 2023 /
В историю музыки фамилия Софии уже вписана, но мы уверены: скоро она окажется в числе самых узнаваемых и в мире литературы. Наша героиня – выпускница МЖ’23 и студентка магистратуры Школы дизайна НИУ ВШЭ. София готовится к выпуску дебютного романа. Мы поговорили о судьбоносной встрече, мире и мечтах писателя и о том, как молодому креатору продвигать творчество.

«Никогда не знаешь, что станет поворотным моментом на карьерном пути»

Когда ты заинтересовалась арт-направлениями? Как, на твой взгляд, связаны журналистика, литература и дизайн?

Дизайн и художественное искусство заинтересовали меня раньше, чем литература и тем более журналистика. С детства я ходила в художественную школу, мне давал уроки дедушка заслуженный художник России и Республики Саха (Якутия). Через некоторое время я поняла: мне не столько нравится рисовать самой, сколько придумывать концепт и визуализировать его при помощи других специалистов, а еще мне, кажется, очень нравится письмо и литература.

Почему ты поступила именно в МГИМО на МЖ?

Мне хотелось продолжить семейную традицию. МГИМО alma mater родителей, я с детства видела успешных людей, окончивших этот вуз. За время учебы тут поняла, что МГИМО и творчество совершенно не взаимоисключающие понятия. Наоборот, среди таких креативных и талантливых людей творчество только процветает. На факультете журналистики это проявляется ярче всего.

Любое творчество, в том числе письменное, как мне кажется, нужно сопровождать хорошим визуалом, потому что сейчас люди перенасыщены информацией и им сложно воспринимать большие тексты. Визуально красивый материал всегда найдёт своего читателя.

Как ты уже на третьем курсе стала арт-директором издательства?

Летом я подрабатывала продавцом-консультантом на книжной ярмарке. Стояла жара, практически не было людей, только пара родителей с детьми… Но все это окупилось судьбоносной встречей с Вадимом Мещеряковым, главой «Издательского дома Мещерякова». Я представляла стенд издательства «КомпасГид», и вдруг у него появился Вадим Юрьевич. «О, сейчас продам этому отцу много книг», подумала я про себя. Он, будто прочитав мои мысли, сказал: «Я здесь не для того, чтобы книги покупать. Я их издаю».

В разговоре с ним я упомянула, что учусь в МГИМО и торговля совсем не мой профиль. Вадим Юрьевич ответил, что тем не менее три книги я ему уже «продала». Позднее он часто припоминал ту решающую встречу. Очень благодарна Вадиму Юрьевичу за то, что, как профессионал, он поверил в мои силы. После собеседования я начала работать в Издательском доме Мещерякова младшим редактором. Скоро в ходе насыщенной работы над портфелем дочернего издательства, импринта «Обложка», мы поняли, что мне больше подошла бы работа с визуалом, и меня назначили арт-директором этого нового направления. Работа арт-дира подразумевает собой создание обложек и оформление книг, это визуальный «мозг» издательства. Я ничуть не жалею, что в тот день решила не сидеть дома, а поработать хоть как-то: никогда не знаешь, что станет поворотным моментом на карьерном пути.

Как на тебя повлиял опыт, полученный в МГИМО?

МГИМО дает навык сканирования людей и чувствования их на психологическом уровне, что, естественно, очень помогает в работе, да и в жизни в целом. До поступления я была застенчивым ребенком, теперь выстраиваю коммуникацию свободно.

В чем прелесть быть арт-директором?

Самая приятная часть работы взаимодействие с художниками, авторами и книжными блогерами. Теперь есть много знакомых, коллег, а среди них у меня появились друзьяПлюс, занимая должность, ты сам приобретаешь вес в книжном сообществе.

Случались ли у тебя с иллюстраторами или авторами забавные ситуации, когда обложки были в разработке?

Мы работали над обложкой «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда. Я написала техническое задание так, чтобы главный герой выглядел максимально канонично: светловолосый, кудрявый, с выражением лица, присущим атмосфере декаданса. Основывалась на образе главного героя экранизации «Смерти в Венеции», которого играл Бьорн Андерсен. У него стройное, миловидное лицо и золотые кудри – ну, идеальный Дориан. Однако, когда обложка завирусилась в сети, все подумали, что референсом стал Хёнджин или Феликс из известной k-pop группы Stray Kids.

Меня позабавило, что многие увидели в Дориане корейского айдола, хотя ни у меня, ни у художницы этот образ при подготовке обложки не возникал.

Каковы твои карьерные планы?

Я уже перешла со штатной работы в издательстве на фриланс, но продолжаю вести две серии книг. Теперь совмещаю это с разработкой айдентики, упаковки и фирменного визуального стиля (арт-дирекшн). Это направление богато на проекты, в России оно пока только набирает популярность. Думаю, у меня получится войти в тренд и найти в этом себя.

«Я думаю…и плачу на русском языке»

Ты наполовину кореянка и наполовину якутка. Как в твоей жизни переплетаются эти культуры?

Я думаю, пишу, радуюсь и плачу на русском языке. С точки зрения культуры не могу причислять себя к якутскому или корейскому народу – считаю себя культурно русской, но дорожу своим этническим бэкграундом. Например, этим летом я была на программе фонда корейской диаспоры в Корее. Целью программы было приобщение участников поездки к культуре страны. О многом знала и раньше, поскольку часто путешествовала по Корее с родителями, но все еще я не знаю язык страны. В будущем хочу написать большую книгу о Корее, о людях двух культур, как я. Для этого будет нужно читать первоисточники на корейском, поэтому попробую учить язык вновь.

Перед поездкой я думала, что смогу дать родиться своему корейскому самосознанию, но поняла обратное: оно пока что в зачаточном состоянии и скромно поглядывает на огромный русский дух внутри меня.

А еще недавно ты была в Якутии. Расскажи об этой поездке.

В Якутию я ездила на художественную выставку дедушки Николая Попова и юбилейный хореографический концерт бабушки Зинаиды Поповой. Оба заслуженные деятели культуры, источник бесконечного вдохновения.

«Мои герои люди, которых я знала раньше»

Ты планируешь, что твой роман «Человек за бортом» должен увидеть свет в 2024 году, но работала ты над ним с 2016 года. Когда впервые тебе захотелось написать большое произведение, какие обстоятельства на это повлияли?

«Человек за бортом» — это часть вселенной в моей голове. Все мои будущие книги станут составлять этот мир. Я задумала роман в 16 лет, как тогда, так и сейчас мне было важно показать сдавшегося человека, которому помогла дружба. Как мне кажется, тема дружбы в литературе – одна из самых вдохновляющих, и ничто не приободряет так сильно, как протянутая другом рука. Я верю и надеюсь, что моя книга подарит надежду тем, кто ее потерял.

Были ли у тебя трудности во время написания: возможно, боязнь белого листа, смешки от окружающих? Как ты преодолела эти проблемы?

Я боялась даже рассказывать о тексте, потому что написанное казалось недостаточно хорошим. Потом поняла: чем больше говорить о готовящемся романе, тем легче мне станет. Некоторые считали гиблым делом писать роман в 16 лет.

Тем не менее, друзья и преподаватели ждали главы, обсуждали со мной героев. Учительница по литературе вообще разрешила рассказать про роман на двух майских уроках в конце 10 класса. А мамины друзья-филологи сравнивали «Человека за бортом» по своей наполненности и реальности вселенной с «Дюной» Фрэнка Герберта.

Как ты писала роман?

Возможно, это прозвучит, будто я сумасшедшая, но мне кажется, что мои герои люди, которых я знала раньше. Удивляет, как я в 16 лет могла знать о них все, от характера до любимого парфюма? С возрастом это чувство только усиливается. Для меня они не вымышленные персонажи, а настоящие люди, которые просто живут в другом измерении.

Твой псевдоисторический роман создает атмосферу Франции 1900 года, он повествует о членах тайного общества — Капитанах. Почему ты выбрала такую палитру для произведения?

В подростковом возрасте я часто ездила во Францию. По настроению Париж город, где я жила в прошлой жизни. Высокие своды и витражи как будто окружали меня еще давно, поэтому решила воссоздать эту атмосферу в романе.

Как ты представляешь экранизацию «Человека за бортом»?

Идеальная ситуация: роман становится бестселлером, переводится на английский. И Netflix такой: «Боже мой! Здесь есть кореец, феминистка и модный франт, нам это надо!» Шутки шутками, но в целом я бы посмотрела на их интерпретацию, лишь бы в титрах написали: «По мотивам романа Софии Цой». Еще я была бы рада экранизации «Форс-мажора», шпионской комедии, над которой работаю сейчас. Место действия — Капитанский институт международных отношений (КИМО), вдохновленный МГИМО, конечно же. Изнанка шпионской академии, самого элитного вуза России в декорациях дореволюционной Москвы. Технически снять это несложно, российское кино начинает процветать, так что не вижу причин не экранизировать мою книгу в ближайшие два года.

Ты знаешь процесс поступления книг в печать с изнанки. Что посоветуешь молодым писателям и иллюстраторам для продвижения творчества?

Это как студенческая мудрость: сначала ты работаешь на зачетку, потом она на тебя. Творческие люди должны пахать на личный бренд, и тогда позднее он станет привлекать к ним внимание. Выстраивать вокруг себя комьюнити, быть активным в сети, хвататься за любую возможность, а главное трудиться с верой, что у тебя все получится.

декабрь 2023