Вера Баркатина: «Любое письмо имеет все шансы быть прочитанным»

ТЕКСТ  Анна Паршина
Просмотров 704
Последние два года Вера Баркатина совмещала работу в международных компаниях и Экономическом клубе OECONOMICUS с регулярными публикациями в «Международнике». В статьях она делилась личным опытом, например, участия в Параде Победы на Красной площади или обучения за границей, героями её интервью становились руководители регионов и успешные предприниматели. В один из самых жарких дней июня мы завтракали с Верой в центре Москвы. Я решила расспросить её о том, как в одном человеке может так гармонично сочетаться журналист и экономист, что позволяло Вере всегда достигать поставленных целей и какие истории стоят за её самыми яркими материалами для «Международника».

Для наших последних выпусков ты брала интервью у очень высокопоставленных героев, например, у губернатора Смоленской области и мэра Байконура. Скажи, как тебе удавалось договориться о разговоре с ними? Кажется, что очень сложно выйти на связь с такими серьёзными людьми.

В первом случае я нашла официальную страничку губернатора Смоленской области Алексея Островского в Instagram и решила написать в директ без особой надежды, что мне ответят. К моему удивлению, спустя два или три дня мне пришел ответ.

Меня попросили продублировать запрос на электронную почту, после чего со мной связался помощник губернатора: Алексей Владимирович с большим уважением относится к МГИМО, с улыбкой вспоминает студенческие годы и был готов побеседовать со мной при личной встрече, на которую я даже и не рассчитывала. 

Об интервью с мэром Байконура Константином Бусыгиным я договорилась благодаря декану ФПЭКа Наталье Станиславовне Загребельной. Буквально через три дня после отправки запроса представители главы города написали мне и предложили провести интервью в зуме. 

Так что выйти на таких людей помогают две вещи. Первая – это нетворкинг. Теория шести рукопожатий действительно работает, даже если знакомые тебе люди работают не совсем в той же сфере, что и интересующий герой. А второе – это не бояться начать диалог по новым средствам связи, к которым относятся Instagram и другие соцсети. Я даже через Tinder смогла законтачиться с человеком, который мне потом помог устроиться на работу в банк.

То есть ты считаешь, что выйти можно абсолютно на любого человека?

Мне кажется, что да. Конечно же, при условии, что другому человеку общение с тобой тоже интересно. В ином случае усилия могут быть тщетными. А глобально –  любое письмо имеет все шансы быть прочитанным.

Ещё один из самых запоминающихся твоих текстов – «Белые банты» – о девушках, которые готовились к Параду Победы на Красной площади. Ты сама участвовала в нём, училась в кадетской школе. Почему ты решила написать этот материал и что для тебя значат «Белые банты»? 

На самом деле, я искала повод, чтобы вернуться в школу. Мне было интересно посмотреть, что изменилось, а что осталось прежним, пообщаться с преподавателями и воспитанницами, которые идут на парад, как шла в 2015 году я в десятой шеренге третьей слева.

«Белые банты» для меня, в первую очередь, – это семь лет моей жизни. Поступление в кадетский корпус было, наверное, одним из самых неоднозначных решений. В начальной школе я хотела поступить в хореографическое училище и стать профессиональной танцовщицей. Но потом я получила серьезную травму. Когда я узнала, что не смогу пройти отбор в танцевальное училище ни через год, ни через два, я впала в отчаяние. Одноклассники начали меня стебать и буллить, и я поняла, что хочу перевестись в другое учебное заведение. 

Но в нашем районе была всего одна школа, а ежедневно довозить меня до какой-то другой моя мама не могла. Тогда я открыла гугл, чтобы узнать, какие в Москве есть пансионы, и нашла один — кадетский — для государственных воспитанниц. За два месяца я подтянула всю программу по русскому языку и математике за четыре года и сдала вступительные экзамены. 

Я была несказанно рада поступлению, но до последнего не знала, на что подписываюсь. Резкая смена жизненных приоритетов давала о себе знать первые несколько лет, мне было очень сложно перестроиться. Но потом понравилось. Я очень многому обязана обучению в кадетском корпусе, в частности – навыкам жизни в коллективе и командной работы. Это просто бесценно.

А ты не хотела построить военную карьеру? 

Я думала об этом, но рассматривала не столько военную стезю, сколько стезю спецслужб, поэтому долгое время планировала поступать в Академию ФСБ. Но ещё на этапе отбора мне сказали, что я им не очень подхожу. Да и в год, в который я поступала, девочек брали только на юридический факультет, а мне всё-таки была больше интересна экономика. Поэтому я обратила взгляд на сферу международных отношений.

Не жалеешь о своем выборе?

Нет. У меня был потрясающий опыт обмена, я ездила от МГИМО в Швецию, самостоятельно летала в Штаты.

У меня есть не лишнее знание иностранных языков, которое не раз помогало в трудоустройстве.

Ты была активным членом Экономического клуба МГИМО OECONOMICUS. Расскажи, чем ты в нём занималась?

Я не могу сказать, что OECONOMICUS остался в прошлом. Думаю, в ближайшие несколько лет он ещё будет со мной. Это коммьюнити людей, которые, как и я, очень сильно увлечены экономикой. 

До того, как я нашла в клубе свою нишу, пробовала себя в разных рабочих группах. Но научный руководитель Анна Викторовна Макаренко была очень проницательным человеком и сразу заметила, что мне интересно писать. Когда я была на втором курсе, она предложила мне возглавить отдел связей с общественностью и пресс-службы. Мы освещали мероприятия, писали анонсы, поддерживали отношения с нашими партнёрами как в соцсетях, так и в очном формате. Получилось так, что я совместила и журналистику, которая меня начала интересовать, и навыки в организации мероприятий, которые у меня уже были. Мне это очень нравилось и очень меня драйвило.

Как ты узнала про «Международник» и почему решила в него пойти?

О «Международнике» я узнала от Натальи Кононовой, выпускницы МЖ и пресс-атташе Посольства России в Конго. Она сделала репост в сторис о том, что «Международник» набирает авторов. Я тогда только вернулась из летней школы в Швеции, и мне показалось, что было бы неплохо написать об этом какой-нибудь материал. Я отозвалась на это сообщение с мыслью о том, что это будет разовая акция.

Если честно, я не думала, что стану штатным автором. Писать мне всегда нравилось, но понимала, что я в этом деле любитель. Мне было интересно слушать старших товарищей в лице Глеба Зуева, Марины Закамской, Алёны Исаковой –  в общем, всех, кто учился на МЖ. Я ходила на мастер-классы разных журналистов, на которых рассказывали, например, какими бывают интервью и как их правильно брать, читала книги по рекомендациям. Два года работы в редакции прокачали многие мои навыки. Я стала чётче выражать свои мысли, что мне очень помогает в работе. 

Какой у тебя был самый запоминающийся момент во время работы в редакции?

Мне кажется, это был мой первый материал о программе летнего обмена в Швеции.

Первый вариант статьи напоминал больше сухую заметку для какого-нибудь аналитического сайта, чем статью для студенческого журнала. Он был совершенно безэмоциональный. И меня очень поразило, как тактично главный редактор мне объяснил, что там нужно исправить примерно всё.

За одну ночь я написала второй вариант, который приняли практически без правок, что мне было очень приятно. После этого я получила предложение писать на постоянной основе. Это было очень приятно и неожиданно: меня терзали сомнения, что студентку третьего курса непрофильного факультета в «Международнике» будут не сильно ждать. Но они оказались ложными.

Ты думала когда-нибудь о том, чтобы связать жизнь с журналистикой?

Я понимала, что не буду работать журналистом. Мне очень сложно творить по ТЗ, а журналисты должны писать на темы, которые стоят на повестке дня вне зависимости от того, интересно им это или нет. Им нужно регулярно переступать через какие-то свои убеждения и идти разговаривать с людьми, которые, возможно, им неинтересны или неприятны. К сожалению, для меня это всё выглядит как один большой недостаток, убивающий вдохновение. Журналистика останется для меня хобби. Возможно, я буду писать какие-то аналитические статьи не на постоянной основе на темы, которые мне интересны и, возможно, будут интересны читателю. 

Если всё сложится, ты уже этой осенью будешь учиться в зарубежной магистратуре в Италии. Как ты пришла к этому решению? 

Я не очень хорошо представляла, куда я хочу пойти учиться в России. С моделью преподавания в МГИМО я уже была знакома, и мне хотелось попробовать что-нибудь другое. Мне понравилось, что в Италии широко используется метод кейсов.

Во время локдауна и пандемии, чтобы избавиться от хандры и воплотить планы в жизнь, я начала активно готовиться к вступительным экзаменам в итальянскую магистратуру. Летом я сдала их, а в январе получила оффер. 

Для меня обучение за рубежом – это расширение нетворкинга и языковая практика. Плюс, конечно, меня привлекают карьерные возможности. Диплом самого топового университета Италии высоко котируется. Пока есть возможность его получить, я считаю, нужно брать от обучения за рубежом всё для того, чтобы в дальнейшем использовать на благо своей страны.

Блиц

Три любимых журналиста? 

К сожалению, я не запоминаю авторов статей, но мне очень нравятся некоторые журналисты, пишущие на экономические темы.

Текст, кадр или звук? 

Наверное, кадр, потому что к нему можно потом написать текст и обязательно в памяти всплывёт звук. 

Если не экономика, то?..

Я думаю, я бы пошла цветочки продавать. Это очень трешовая история: однажды мне три месяца довелось поработать флористом в киоске на Павелецком вокзале. Мне очень понравилось. Я даже одно время думала пройти какие-то курсы.

Если бы ты была журналистским жанром, то каким?

Аналитическим. Ну, или интервью.

Назови человека, у которого ты бы хотела взять интервью.

Мне было бы очень интересно поговорить с Сергеем Глазьевым. Это экономист. Мне очень нравится его конструктивная критика в адрес современной экономической политики, которую проводит Россия. Я бы хотела задать ему вопросы, касающиеся его исследований, и получить от него прогноз на экономическую ситуацию в России в среднесрочной перспективе где-то на горизонте десяти лет.

И последнее, закончи: для меня «Международник» – это?

Это команда. Это просто фантастические люди, которые искренне увлечены тем делом, которому они учатся. И это два прекрасных года моей жизни.

июль 2021