«Давайте делать паузы…»: Ярослав Скворцов о культуре потребления новостей

ТЕКСТ  Александра Резникова
Просмотров 552
События этого года невольно подталкивают нас постоянно обращаться к ленте новостей, даже если она состоит преимущественно из тревожных сообщений. Как в этом обилии информации понять, где – правда, а где – фейк? Ведь ошибки в последнее время допускают даже авторитетные СМИ, а ведущие издания порой опровергают друг друга. Можно ли при этом доверять Telegram-каналам? И как сегодня работать с новостями? В поиске ответов на эти вопросы мы обратились к декану факультета Международной журналистики Ярославу Скворцову.

Ярослав Львович, как бы вы охарактеризовали то, что происходит сейчас в информационной среде?

Это беспрецедентная ситуация. В прямом смысле слова. Помните, в марте во время выступления в МГИМО Сергей Викторович Лавров не единожды употребил термин cancel culture – культура отмены, культура отказа. Мне кажется, это понятие точно характеризует нынешнее состояние информационного пространства, Нет более никаких твердых договоренностей, общих принципов, правил игры, все условно, относительно. Это очень некомфортная ситуация, ведь всему можно приделать таблички: «фейк», «провокация», и тут же привести свои, казалось бы, контрдоводы, которые будут встречены оппонентом ровно так же.

Ситуация хаотична. Социологи употребляют термин «аномия», то есть неопределенность, нестабильность, потеря ориентиров. Но это вовсе не означает, что можно опустить руки, – дорогу осилит идущий. Единственно верный путь в такой ситуации – с усердием продолжать поиск правды, стремиться понять суть происходящего. С холодной головой. Эмоции уже давно перехлестнули через край, но сворачивать с пути нельзя. Любые эмоции имеют свойство остывать, любые «горячие головы» со временем успокаиваются. Нужно пытаться трезво во всем разобраться. Сложно? Очень. Невозможно? Нет, все возможно.

Как же разобраться в этой правде? 

Приведу пример из практики. В середине 1990-х я был в командировке в бывшей Югославии, где тогда шла война. В разных частях страны жили люди одного этноса, но разного вероисповедания. И вот эти люди берут в руки оружие и начинается, по сути, гражданская война. В той командировке я ощутил реальный культурный шок. Мы же все «одной крови» (когда я говорю «мы», я и себя имею в виду), неужели нельзя было договориться, понять друг друга? И откуда эта злость, ненависть у хорватов, рассказывающих тебе о сербах? А через несколько дней, когда ты пересекаешь линию фронта, все повторяется с точностью до наоборот…

Никому не желаю оказаться там, в гуще конфликта (если только ты – не военнослужащий и не журналист, знающий, как вести себя на поле боя), но поверьте: сидя дома в домашних тапочках разобраться в сути происходящего на войне невозможно. Даже пытаться не стоит. 

Вспомним Великую Отечественную: в ходе самой войны о ней рассказывали, освещали ход боевых действий информационные агентства, ежедневные газеты. Позже выйдут повести и романы, посвященные самым ярким битвам той войны, воспоминания маршалов Победы. И лишь спустя десятилетия очередь дойдет до «окопной правды», до «лейтенантской прозы» Бориса Васильева, Вячеслава Кондратьева, Виктора Некрасова. Вот такие этапы осмысления войны. И перескакивать их, с пылу с жару расставляя все «по своим местам», неправильно.

Помните, у классика: «Кто всерьез воевал почему-то и не любит об этом,/ Может быть от того, что об этом в словах не дано…»

Можно ли нынешнюю ситуацию назвать информационной войной?

К происходящему сейчас больше всего подходит термин «гибридная война»: в ход идет оружие скрытое, инструментарий кибервойн. Плюс финансируются поставки оружия и военной техники. Атрибутом таких войн стали фейки. Приведу вам еще один пример. Мой друг, серб по национальности, в первые дни специальной военной операции разместил в социальной сети фотографии то ли авианалета, то ли ночного артобстрела крупного города. Без подписи. И получил кучу антироссийских комментариев и лайков. Спустя пару дней он фото свои подписал: оказывается, на них был изображен Белград во время натовской бомбежки весной 1999 года. Что тут началось! Друга моего обвинили в «подтасовке», в том, что он «льет воду на мельницу агрессора» и вообще плодит «фейки»... Вот такое своеобразное представление о добре и зле!

Спрошу еще про фотографии. Газета La Stampa выпустила материал, в котором показала фото из разрушенного бомбами Донецка, выдав их за современные фото Киева. Почему авторитетные, известные издания могут публиковать фейки? Разве для них это не удар по репутации? 

Доверие, репутация – это то, что складывается годами, а потерять их можно за один день. Увы, традиции «старой доброй авторитетной» журналистики часто становятся сейчас, как сказали бы немцы, плюсквамперфектом!

Означает ли это, что любая ошибка – сокрушительный удар по репутации? Вовсе нет! В системе коммуникаций существует четкое правило: если ты ошибся, не нужно юлить и искать оправданий. Чем быстрее, чем четче и прямее ты признаешь сам факт ошибки, тем лучше. Это лишь добавит тебе доверия, уважения, а не лишит их. Помните историю с Der Spiegel и журналистом Клаасом Релоциусом, которого поймали на вранье? Журнал сразу этот факт признал. И репутация издания практически не пострадала.
Но не все на это готовы. Посему устоявшееся деление изданий на авторитетные и неавторитетные, «бульварные» сейчас нуждается в проверке (и перепроверке). Это испытание, экзамен для всех, в том числе – для ведущих изданий.

Бывает, что на эмоциях, «с горячей головы» человек совершает какие-то ошибки или просто оговаривается. Поэтому нужно спокойно слова свои проанализировать и признаться, если в чем-то ошибся, был не прав…

Сейчас многие узнают новости из Telegram-каналов. Как вы относитесь к этой платформе в качестве источника информации? 

Это новый и набирающий популярность носитель. Просто носитель, как бумага. В каждом конкретном случае надо смотреть на авторство, на содержание. Традиционные (те же «бумажные») средства массовой информации превратились в средства сертификации массовой информации. 
Telegram – еще один источник, и от журналистов требуется его сертифицировать, то есть проверять и в силу своих знаний, своего опыта и профессионализма давать оценку: «можно доверять», «доверять нельзя» или «можно доверять, но лишь отчасти». 

А какими источниками информации пользуетесь вы?

В последнее время мне пришлось немного пересмотреть их круг. Я ведь тоже человек, у меня тоже есть эмоции. Что-то меня стало, скажем так, раздражать своей навязчивостью. В силу исторических привычек я доверяю «Коммерсанту» и читаю это издание на разных платформах. Я сам проработал в этом издании много лет и хорошо понимаю, как там формируются новости. 

Означает ли это, что я доверяю «Коммерсанту» на сто процентов? Нет. Означает ли это, что я полностью доверяю своим знакомым, которые там работают, воспринимаю их слова как истину в последней инстанции? Безусловно, нет. Все мы – люди, а людям свойственно ошибаться. Но это не снижает ценности той информации, которую я в «Коммерсанте» и от старых друзей-«коммерсантовцев» получаю.

Я доверяю, внимательно отношусь к таким ресурсам, как ТАСС и «Россия сегодня», РБК на любых платформах. Раньше я читал Die Zeit, Bild, Die Welt, но сейчас понял, что на нынешнем этапе могу обойтись без их видения происходящего. И отписался. Это не значит, что я их вычеркнул из своей жизни раз и навсегда (не думаю также, что и для них потеря такого подписчика, как я, стала невосполнимой утратой). Просто я не могу позволить себе сидеть в новостях сутки напролет. Приходится выбирать.

К сожалению, большинство телевизионных каналов информационно меня тоже разочаровывают. Грустно было наблюдать увядание Euronews (да простят меня коллеги за такую, возможно, излишне категоричную оценку). Чаще остальных смотрю канал «Известия», где новости подаются нон-стоп, меня вполне устраивает их во многом телеграфный стиль подачи. Реже стал следить за новостями Deutsche Welle, Reuters, BBC. Для меня их предвзятость – труднопреодолимый барьер.

Я руководствуюсь принципом: если тебя что-то раздражает (включая, к слову, и социальные сети), перестань этим пользоваться. Поэтому в отношении целого ряда информационных ресурсов мне пришлось взять паузу.

Как раз про паузу. Важно ли делать перерывы, когда читаешь такое количество новостей? 

Безусловно. В противном случае у вас замыливается глаз. Помните, когда вы, Александра, поступали и готовились к творческому конкурсу, я рассказывал на консультации: «Когда текст написан, нужно хотя бы на пять минут переключиться, подумать о чем-то другом». Перерывы нужно делать обязательно, ни к чему хорошему монотонная работа в творчестве не приводит. Помню, в ТАССе еще в советские времена (возможно, и сейчас?), когда смена длилась по несколько часов, в коридорах стояли столы для пинг-понга: голова пошла кругом от новостей? Переключись! Подвигайся! 

Паузу надо делать обязательно. Помните, у того же классика: «Давайте делать паузы в словах!..»

июль 2022