Ярослав Туров: из писателей в сторителлеры

ТЕКСТ  Анна Фомина
Просмотров 1077
Выпускник МГИМО Ярослав Туров еще в школе опубликовал свою первую книгу. После этого долго искал себя в литературе, журналистике, драматургии. А нашел в профессии сторителлера. Что такое сторителлинг? Что общего он имеет с литературной деятельностью? Трудно ли быть писателем сегодня и почему? Чем можно заниматься, если обладаешь писательскими навыками и даже талантом, а издаться не получается? Об этом Ярослав рассказал нам накануне Всемирного дня писателя.

Ты в детстве мечтал стать писателем?

Да, как с 11 лет начал мечтать, так и продолжаю идти к этой мечте.

 Какой ты представлял себе работу писателя, и насколько разошлись представления с действительностью?

В юном возрасте я читал русских классиков, поэтому у меня сложился довольно романтичный образ писательства. Я не учитывал экономическую сторону вопроса. Не задумывался о том, что русские писатели XIX века были по большей части дворянами, которые имели источник дохода в виде поместий, крепостных, наследства, субсидий царя. Правда, позже появилось больше разночинцев среди писателей. Но экономические реалии литературного рынка все равно разительным образом отличались от сегодняшней ситуации. 

Как именно?

В XIX-XX веках можно было неплохо зарабатывать на писательстве. Пушкин закладывал главы «Евгения Онегина» за огромные деньги. Контента в медиа-среде было гораздо меньше. Поэтому стоимость каждого произведения была несоизмеримо выше. И права на произведения сильнее ценились.

Сейчас писать может практически каждый, или по крайней мере каждый так думает. Доступ к компьютеру, программе Word и сервису по самиздату есть у многих. Издательства завалены тоннами литературы. Опубликоваться не за свой счет невероятно трудно. Еще труднее зарабатывать на этом деньги.

Чтобы издаваться и кормить себя, нужно быть кем-то еще?

Да. Это чистая арифметика: если мы выпускаем книгу, ее стартовый тираж насчитывает примерно 3000 экземпляров. Из них авторские отчисления составляют 5-10%. Если книжка продается по 500 рублей, то выручка получится (сейчас калькулятор открою, потому что я гуманитарий) 1,5 миллиона. Полтора умножить на пять и поделить на сто – 75 000 рублей. Иными словами – автор получит среднюю зарплату по Москве. Это при крутом раскладе, если весь тираж книги раскупят – а это произойдет далеко не сразу.

Большая конкуренция и свободный рынок – все проблемы, которые мешают издаваться сегодня?

Изменилось отношение к медиа-потреблению. Люди сейчас намного меньше читают. В основном сериалы смотрят, в игры играют, перешли на другие форматы. Литература постепенно уходит в собственную нишу, в которой она когда-нибудь обоснуется как театр, например, который занял определенное положение – и ни больше ни меньше. То же самое происходит сейчас с литературой.

Но есть же писатели, которым удается издаваться и становиться по-настоящему известными.

Таких в России можно насчитать всего несколько десятков. Они действительно зарабатывают на своих книгах. 

 Почему им это удается, а другим нет?

Каждый раз, когда выстреливает какой-то проект, это абсолютно иррациональная и не просчитываемая история. Чудо. Удачно написанное произведение, в нужное время в нужном месте пропиаренное. Мода, стечение обстоятельств. Помнишь, как в «Мартине Идене»? После того как он написал критическую статью про школу Метерлинка и попросту словил хайп, все те статьи, которые герой не мог опубликовать долгое время, разлетелись по издательствам как горячие пирожки. Мартин Иден так и не смог понять почему.

То есть писатель – это тот, кому удалось прорваться?

Я недавно слышал такую фразу Бориса Стругацкого: «Писатель – это не тот, кто пишет, а тот, кого читают». Если люди пишут и их произведения читают, значит, они писатели. А пишут ли они бульварную беллетристику или гениальные романы на века – оценивать бессмысленно. Время расставит все на свои места.

Но количество людей, которые мечтают заниматься творчеством и зарабатывают на этом, не уменьшается?

Нет, они в меру талантов и возможностей равномерно распределяются по разным нишам.

 В каких из этих ниш ты успел себя попробовать?

Я занимался прозой, журналистикой, театральной драматургией, новостями, развлекательными телеформатами. На данном этапе я применяю свои писательские навыки в качестве игрового сценариста в компании NX Studio. Пишу сценарии сериалов. Сейчас один пилот, к которому я приложил руку, находится на этапе продажи у Бондарчука и других крупных продюсеров. Еще занимаюсь сценариями роликов на YouTube.

Но ты начинал свой путь как писатель. Эта работа принесла какие-то плоды?

У меня есть несколько опубликованных книг, рассказов. И сейчас я каждое утро встаю и пишу по 2-3 страницы – работаю над сборником, который надеюсь когда-нибудь выпустить. Это так называемая творческая реализация «для вечности».

 По сути, ты не перестал идти к мечте стать писателем, а просто отделил карьеру от творчества?

Да, в какой-то момент понимаешь, что все это делится на 2 части: одна часть доставляет удовольствие, дает ощущение того, что ты не зря свою жизнь на что-то тратишь.  Рождаются тексты, которые можно назвать «нетленкой». Я до сих пор могу показывать работы, которые написал 10 лет назад, и мне за них не стыдно. Чего не скажешь о ремесленных поделках, статьях, сценариях, роликах, которые относятся ко второй части – за которую платят. Она тоже может приносить некое удовлетворение, но в ней гораздо больше рутины и схематичности.

Ты комфортно себя чувствуешь, когда приходится работать сразу в нескольких сферах?

Да, мне нравится писать и одно, и второе, и третье. Есть такая шутка: заходит в бар писатель, сценарист, актер, драматург, журналист. А ему говорят: «О, здорово, Гришковец!» Аналогично можно сказать про тех, кто занимается сторителлингом. 

Что такое сторителлинг?

Сторителлинг – это английский термин, который дословно означает «рассказывание историй». Это некое профессиональное мастерство, с помощью которого можно достигать самых разных целей: создавать художественные произведения, выступать перед публикой, укладывать детей спать. Тех, кто занимается сторителлингом, называют сторителлерами. Есть, конечно, русский аналог – «рассказчик». Но он немножко проще звучит и в нем нет профессиональной коннотации. Хотя сейчас сторителлинг все больше и больше превращается в common knowledge – базовый навык, которым полезно владеть каждому, потому что он пригодится во многих сферах жизни.

А в какой момент понял, что ты именно сторителлер?

Каждый человек должен найти себе какую-то социальную маску. Когда ты студент МГИМО, ты носишь маску студента МГИМО, и тебе хорошо в этой маске, потому что она весьма красивая и почетная. Но когда ты выходишь из МГИМО, ты эту маску теряешь и даже красный диплом тебя не спасает – ты становишься никем. Тебе нужно себя как-то позиционировать. Я пытался примерять к себе разные слова, и они от меня отваливались: публицист, новостник, журналист-международник. Название «писатель» тоже не задержалось. В какой-то момент я погрузился в сторителлинг и понял: мое призвание в том, чтобы профессионально заниматься историями. Поэтому я себе такую маску выбрал.

Еще в университете ты стал автором телевизионного проекта?

Да, на втором курсе мы участвовали в конкурсе грантов и оказались в числе победителей. Снимали на выигранные деньги студенческое ток-шоу, которое называлось «Наше мнение». Получилось всего пять выпусков. Мы приглашали именитых экспертов, зрительный зал, использовали профессиональные камеры, работали над монтажом. Сейчас наше шоу смотрится кустарно, но для второго курса – неплохой опыт, который пригодился мне впоследствии, когда я работал на НТВ или писал сценарии для шоу каналов «Пятница» и «Ю».

С помощью МГИМО ты опубликовал сборник собственных произведений. Как тебе это удалось?

К тому моменту у меня была уже одна опубликованная книга, мне очень хотелось эту практику продолжить. Я долго ходил по кабинетам, в конце концов, проректор Игорь Александрович Логинов познакомил меня с издательством МГИМО и его редактором Александром Васильевичем Серегиным. Он вычитал мой сборник, подготовил к публикации, издал. Вышло всего 100 экземпляров, состоящих из 4 очерков, которые я писал после каждого выпуска программы «Умницы и умники», и 4 рассказов, отчасти автобиографичных, про школьников и студентов с Дальнего Востока, откуда я сам родом. 

Как писательство соотносится со сторителлингом?

Давай я тебе нарисую (достает листок бумаги и ручку). Большой кружок – это сторителлинг, а маленький кружок – это писательство. Писательство – часть обширного направления, у которого есть много форматов. Их все объединяет одно: в основе лежит создание историй. 

Что значит история в контексте сторителлинга? 

Это определенным образом структурированная информация. В истории, как правило, есть герой, который попадает в определенную ситуацию. Герой к чему-то стремится, обладает своими целями и мотивацией. И когда он к этой цели идет, то наталкивается на препятствия. Самый простой пример истории – сказка «Колобок». Как только Колобок сталкивается с непреодолимым препятствием – лисой, история заканчивается.

Произведений без сторителлинга, то есть без истории, почти не существует. Наверное, только дистиллированная философия и отвлеченная лирика – абстрактная, чувственная, эмоциональная.

Какие критерии определяют хороший сторителлинг?

Критерий один – интересно то, о чем ты пишешь, или тебе неинтересно. Главная цель сторителлинга – захват внимания аудитории. Если ты своей историей внимание не захватил, значит, ты с задачей не справился. А если захватил, то ты молодец. Дальше уже вопрос, зачем ты это сделал.


Если стать сценаристом не получается, журналистика – не совсем ваше, а в литературные круги пробиться пока не удалось, не расстраивайтесь! Остается еще один беспроигрышный вариант – можно быть сторителлером, профессиональным рассказчиком, и при этом заниматься любимым делом.

Ссылки на книги, которыми с нами поделился Ярослав: 

«Шаги, следы» 

«История молодежный движений МГИМО (У) МИД России»

март 2021