Брекзит: продолжение следует?

ТЕКСТ  Ирина Карпушкина
Просмотров 242
Остается все меньше времени до окончания переходного периода Брекзита. Ранее Джонсон установил 15 октября крайней датой для заключения соглашения между Великобританией и ЕС*. Почему так сложно идут переговоры и удастся ли прийти к компромиссу? Своим мнением мы попросили поделиться доктора исторических наук, профессора кафедры истории и политики стран Европы и Америки Наталию Капитонову.

Все началось четыре года назад. Громкие заявления о «разводе», намерение вырваться на свободу прямо в Хэллоуин, угрозы «жестким Брекзитом» – и, наконец, выход, но вовсе не бескомпромиссный, а, скорее, заочный. Мосты сожгли, но теперь их наводят заново.

Сначала российские политологи смотрели на Брекзит с надеждой, вспоминая «Великую шахматную доску» Бжезинского, который описывал Евросоюз как блок, созданный США для борьбы с Россией и захвата власти над всей Евразией.Однако за время «британской агонии» фигуры на «шахматной доске» снова сдвинулись. Какова же ситуация теперь: Брекзит – прецедент на развал Евросоюза или «дело житейское» и никаких существенных изменений не принесет?

«Сразу после британского референдума все так и выглядело: процесс развала запущен, и теперь это только вопрос времени. Однако выход из ЕС вопреки обещаниям британских евроскептиков, в том числе и Джонсона, оказался трудным и болезненным для Британии. Он сопровождался глубочайшим политическим кризисом в стране, угрозой ее развала, межпартийным и внутрипартийным расколом, противостоянием правительства и парламента, по существу установлением в стране двоевластия.  

При этом Брюссель намеренно не шел на уступки Лондону, превращая процесс выхода в акцию возмездия в назидание другим странам-членам. Так что теперь желающие повторить опыт Великобритании сто раз подумают, стоит ли это делать. Однако, вопреки ожиданиям аналитиков, полагавших, что избавление от Великобритании ускорит процессы европейской интеграции, Брекзит существенно их затормозил, заставив элиты осознать необходимость смены тренда в сторону сохранения национальных государств. Можно согласиться с мнением Ж.-К. Юнкера, что Евросоюз переживает экзистенциальный кризис».

В этом кроется разгадка того, почему Брюссель, перестав удерживать «неверную жену» всеми правдами и неправдами, теперь столь же самозабвенно стремится усложнить ей жизнь. К примеру, во время летних переговоров Великобританию обвинили в том, что законопроект о внутренних рынках нарушает соглашение Брюсселя и Лондона.

«В соглашении о "разводе” Великобритании с Евросоюзом взаимоотношения Северной Ирландии с ЕС расписаны довольно расплывчато. Джонсон, очевидно, специально не детализировал, чтобы не вызвать усиление критики этого соглашения. Для него главным было убрать так называемую «страховку», чего он добился. Впоследствии его упрекали в том, что он чуть ли не специально выталкивает этот проблемный регион из Соединенного Королевства. Поэтому он внес в парламент законопроект о внутренних рынках, который восстанавливает равноправие Северной Ирландии с другими регионами. Но одновременно это нарушает международное право, в частности подписанное с ЕС соглашение о Брекзите».

Это далеко не единственный камень преткновения в переговорах Брюсселя и Лондона, которые, кроме того, никак не могут заключить сделку о свободной торговле.

«Есть несколько узлов противоречий на переговорах, в частности в вопросе рыболовства (буквально на днях стало известно, что в этом вопросе достигнут прогресс, но его детали не раскрываются); сохранения стандартов и правил ЕС в Великобритании, на чем настаивает Брюссель и против чего возражает Лондон, а также относительно структуры будущего торгового соглашения (в отличие от Брюсселя, Лондон хотел бы подписать не одно всеохватывающее соглашение, а отдельные по каждому вопросу)».

Говоря о возможных путях разрешения противоречий между ЕС и Британией, следует заметить, что понятие «взаимовыгодные условия» перестает быть актуальным – взять верх может только одна из сторон. Так дело обстоит и с вопросом о межирландской границе.

«Проблема в том, что этот вопрос невозможно решить на взаимовыгодных условиях. Чтобы не нарушать Соглашение Страстной пятницы 1998 года, надо держать межирландскую границу открытой. Для этого Северная Ирландия вступила в таможенное партнерство с Брюсселем, что подразумевает соблюдение ею правил ЕС. Но это отторгает её от Соединенного Королевства и грозит в перспективе его развалом».

Впрочем, поиски этих решений пока представляют собой саботаж с обеих сторон: Лондон намеренно тормозит переговоры, о чем возмущенно заявляет Барнье, а Брюссель отказывается от любых компромиссов.

«Скорее, это проверенная Джонсоном тактика, которая оправдала себя в период подготовки соглашения о “разводе” с ЕС – игра на нервах в стремлении заставить партнера пойти на уступки в условиях, когда переговоры зашли в тупик. Средством давления является и законопроект о внутренних рынках».

Что ж, все противоречия ясны, но способы их преодоления пока остаются в тумане. Как и прогноз на будущее. Удастся Лондону договориться с Брюсселем до конца переходного периода или «британская агония» продолжится, став самым скучным и затянутым сериалом в истории?

«Думаю, что в последний момент договорятся, так как окончательный Брекзит без соглашения явно невыгоден ни одной из сторон. Вместе с тем, делать прогнозы – вещь неблагодарная. С недавних пор проще гадать на кофейной гуще, чем предсказывать ход событий в Великобритании с ее непредсказуемым руководством. Черчилль в свое время говорил: “Предсказывая, что случится завтра, через неделю, через месяц и через год, главное – потом суметь объяснить, почему этого не произошло”»

*-со ссылкой на ТАСС

октябрь 2020