Модель ООН: от костюма священника до поста генсека

ТЕКСТ  Елена Бочарова
Просмотров 649
Набор в секретариат Московской международной модели ООН имени Виталия Чуркина на 2023 год был объявлен уже 1 июля. Почему так рано, если лишь недавно команда организаторов отмечала успешное окончание предыдущей модели в МГИМО? Ответить на этот вопрос и разобраться во внутренней кухне модельного движения нам помог Генеральный секретарь C-MIMUN 2022 Георгий Баландин. На свою первую модель Георгий попал ещё школьником и пришел на неё... в чёрном костюме священника, ведь представлять ему нужно было Ватикан. В тот год он поздно прошёл собеседование, поэтому мог выбрать только страну, являющуюся наблюдателем в ООН. Как сложился его дальнейший путь в модельном движении, узнайте в нашем большом интервью.

I. «ИНОГДА НАДО БЫЛО ПРИВОЛОЧЬ ЗА ШКИРКУ»: СТАТЬ ЧАСТЬЮ МОДЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ И ПРИВЕСТИ ДРУГИХ

Расскажи, когда ты узнал о модели и почему решил стать её участником?

Впервые о модели ООН я услышал ещё в 2017 году, когда учился в десятом классе, и с тех пор принимаю в ней участие. В школе ничего подобного не организовывали. Я интересовался международной тематикой, очень хотел поступить в МГИМО, занимался дополнительно на курсах для будущих международников, где мне и рассказывали о моделях ООН. Там я узнал, что крупнейшая модель проходит как раз у нас в университете, и решил поучаствовать в качестве делегата, ради чего поехал из Екатеринбурга в Москву. Я тогда был наблюдателем от Святого Престола в Генеральной Ассамблее: участвовал в дебатах и помогал с написанием проектов резолюций.

Больше всего в модели меня привлекла возможность знакомиться со многими людьми, чьи интересы схожи с моими собственными. Когда я был помладше, всегда хотел найти единомышленников, с которыми можно разделить идеи. Модель стала платформой, которая помогла реализовать эту мечту.

Насколько трудно привлекать студентов и школьников к участию в модели?

Многие ребята настроены скептически и к организаторской работе, и к участию в качестве делегатов. Все действительно по-разному относятся к модели. С теми, кто погрузился в тему ещё со школьного возраста, конечно, проще. Они понимают происходящее, вовлекаются сами и заинтересовывают других. Можно сказать, что такие ребята – кровь модели. Завлечь кого-то нового уже в университете довольно сложно. Студенты видят, что проходит какая-то игра, но понять её условия не так просто.

Я уже не раз сталкивался с людьми, которых надо было за шкирку приволочь, посадить на делегатское место, но в конце модели они уходили с горящими глазами, сокрушаясь, что не пришли раньше. Так что со студентами проще работать через сарафанное радио.

Как подготовиться к участию в модели? 

Несколько универсальных советов: читать новости по вопросам, которые рассматриваются на заседаниях комитетов, смотреть уставные документы ООН, стараться понять, чем занимаются разные комитеты. Стоит прочитать международные документы, касающиеся повестки. На этих пунктах основываются все обсуждения в рамках модели ООН, поэтому важно быть в курсе. Помимо этого, нужно морально готовиться к тому, что придётся много общаться с другими участниками и как-то открываться. В молчании на подобных мероприятиях нет никакого смысла. Модель не про одиночек, а про работу в команде.

Какие, на твой взгляд, навыки и умения наиболее важны для любого делегата?

Хороший делегат должен уметь слушать.

Некоторые пытаются тянуть на себя одеяло, очень много говорят, но часто это скатывается в пустые разговоры. Людям неинтересно, когда говорит только один. Важно, чтобы ты умел поставить себя на паузу и мог услышать то, что хочется сказать окружающим. Такие делегаты всегда выигрывают. Незаменимы и те, кто может выделить в позиции разных участников самое интересное и важное. Они объединяют вокруг себя людей, с которыми потом начинают работать в комитете, а то и дружить уже в реальной жизни. Значимо и умение говорить по делу.

Балаболы могут занимать высокие должности, но, когда рядом много незнакомых, такие люди долго не задерживаются. Ну и последнее: надо иметь смелость говорить и не бояться ошибаться. Делегаты очень часто допускают ошибки, но это лучше, чем просто посидеть в углу большую часть времени и постоянно молчать.

II. РАБОТА ГЕНСЕКА: «ВЫГОРАНИЕ – АБСОЛЮТНО ОБЫЧНОЕ ДЕЛО В ПОДОБНОМ СЛУЧАЕ»

Как можно стать Генеральным секретарём модели?

Для того, чтобы стать генсеком, нужно написать концепцию для следующей модели – как ты видишь работу будущего секретариата и всей команды в целом. Необходимо также представить потенциальную команду и подготовить довольно формальное мотивационное письмо: описать, насколько ты готов к этой роли и какой вектор развития хочешь придать модели в будущем.

Многие ошибаются, думая: «‎Сейчас возьму и стану генсеком, потому что хорошо выступаю или мне сильно-сильно этого хочется». Так не работает. Необходимо иметь видение того, куда ты собираешься идти сам и вести других, – это важнее всего.

Кроме того, надо чётко понимать, как работает команда организаторов модели. У нас есть структура по секторам и группам. Если ты не знаешь всей внутренней кухни, а слышал только о комитетах и делегатах, можешь с лёгкостью провалиться. Когда подавал заявку на роль генсека, я уже отлично понимал организационную структуру: к тому моменту успел побывать и председателем, и главой информационного сектора, и делегатом. Благодаря этому большая часть задач для меня были предельно ясными, а с остальным разбирался в ходе работы.

Какая должность тебе ближе: генсек или глава информационного сектора?

Это две разные и по-своему интересные вещи. Когда ты глава информационного сектора, фокусироваться приходится на точечных аспектах: на нашем Instagram (запрещён в России – прим. ред.) и группе во «ВКонтакте», на дизайне, журнале модели ООН «Вестнике» и Telegram-канале. Работа дотошная, но по узкой направленности.

Когда ты генсек, то круг твоих задач значительно расширяется. Необходимо участвовать везде, но чуть в меньшей мере, чем это делают главы групп и их участники. Генсеком быть сложнее по понятным причинам: нужно многое охватывать и держать в голове.

Приходится помогать ребятам независимо от того, какой компетенции касаются вопросы. Перенести коробки из конференц-зала – пожалуйста. Заполнить какие-то документы – ради бога. Написать пост – без проблем. Перевести что-то, провести мероприятие – не вопрос. Генсек – это та фигура, которая должна заполнять любые возможные бреши.

Говоря об ответственности и большой нагрузке, в скольких чашках кофе измеряется работа генерального секретаря?

Честно, я кофе не пью. Могу сказать в скольких часах сна измеряется работа генсека. В день я обычно спал от пяти до шести часов просто потому, что для меня важно высыпаться. Были такие дни, когда я садился в девять утра и вставал в восемь вечера, при этом занимаясь только модельными вопросами. Иногда бывало проще, но в любом случае времени уходило много.

Как удавалось совмещать подготовку к модели с учёбой?

После окончания модели мой диплом находился на нулевой стадии, поэтому писать его я начал только в мае. Успевать всё трудно, но выполнимо. Я учусь на отлично и стараюсь не пропускать пары, только стоит это достаточно дорого! Для себя нужно сделать осознанный выбор: готов ли ты пожертвовать временем, встречами с друзьями, внутренним состоянием или нет? Выгорание – абсолютно обычное дело в подобном случае. Это плохо, но неизбежно, потому что приходится двигаться дальше, даже если трудно.

Что мотивировало тебя продолжать работать, несмотря на трудности? 

Модель ООН – это год моей жизни, который на удивление прошёл очень быстро. По сути, всё это время наш секретариат работал на шесть апрельских дней, в течение которых проходила модель. Из-за большой нагрузки и ответственности я иногда думал: «Когда же всё закончится?» В такие моменты очень помогали люди, которые находились рядом, моя команда. Я не раз говорил и повторю это снова: если бы не мои заместители, главы групп, то ничего бы не получилось. Появлялось желание сдаться на полпути, но ребята всегда продолжали работать, поэтому я мог им полностью довериться. Они были моим главным двигателем: когда тебе есть на кого опереться, для тебя нет ничего невозможного.

Если говорить про внутреннее состояние, то, как бы сложно ни было, я понимал: мне есть что дать другим ребятам. Жизненно необходимым казалось воплотить всё то, что изначально было у меня в голове. Я хотел, чтобы участники прошли этот путь вместе с нами и увидели полностью реализованную идею. В итоге, у нас получилось.

Когда я шёл по университету во время модели, подходили незнакомые люди и говорили: «Спасибо за то, что ты нас вдохновил». Это стоит всего.

III. МОДЕЛЬ ООН В 2022 ГОДУ И ЕЁ «ЭЛЕКТРИЧЕСТВО»

Чем отличаются модели ООН между собой? 

Каждая модель ООН абсолютно уникальна. У разных организаторов задачи очень отличаются, потому что у всех собственное представление о будущем результате. Помимо этого, различаются и условия работы, трудности, с которыми неминуемо приходится сталкиваться. Например, модель 2019 года очень отличалась от того, что происходит в последнее время, в 2020 году все вообще ушли в онлайн, а в 2021 году на подготовку модели было урезано количество времени (тогда её готовили не целый год, а с ноября по апрель).

Как определяется повестка модели?

Повестку мы утверждаем в мае-июне, основываясь на актуальности тем и особенности регионов, где говорят на шести представленных в ООН языках. Очень часто случается, что события по разным повесткам через год приобретают совсем другое значение. Например, у нас была тема для арабского комитета: «Статус Западной Сахары». Кто бы знал, что в марте 2022 года Испания войдёт в соглашение с Марокко. Это полностью меняет ход дискуссии, которое мы изначально планировали у себя в голове. Делегатам нужно быть в курсе подобных изменений и подстраиваться под них.

Чем отличается модель этого года от тех, которые проходили раньше?

В этом году у нас было много времени, но внешние политические события внесли свои коррективы, например, стало меньше иностранных участников. Мы полностью вернулись в офлайн-формат и рассчитывали на то, что к нам будут приезжать со всех стран, но получилось иначе. Тем не менее мы установили новый рекорд по количеству участников модели: 640 делегатов и 180 организаторов.

Что стало самым запоминающимся для тебя на Модели ООН в этом году?

Наверное, главный момент – церемония открытия. Когда я вышел к трибуне перед залом, где сидели почти 700 человек (их было так много, что многие стояли в проходе), и произнёс заветные слова «‎Модель ООН объявляется открытой», в воздухе на время повисло электричество. Для меня и многих сидящих в зале это был решающий момент всей подготовки в принципе.

Планируешь ли оставаться в модели?

Я планирую остаться в пассиве модели. Конечно, буду стараться помогать советами, где нужно. Пока думаю о том, что можно в следующем году пойти председателем Генеральной Ассамблеи, самого многочисленного комитета. Но я не знаю, насколько звёзды сойдутся и как всё сложится – покажет время.

Какие ощущения остались после проведения мероприятия? Сохранилось ли «‎электричество»?

Оно точно сохранилось у делегатов: ребята ушли заряженные, и это самое главное для нас как организаторов. Я ухожу с должности Генерального секретаря, поэтому мне было довольно грустно.

Как будто от осознания того, что всё заканчивается, в груди появился камень. Наверное, именно такое чувство возникает у родителей, когда их ребёнок вырастает и приходится его отпустить. Дальше он будет существовать самостоятельно, но в любом случае останется для родителей самым важным человеком. Я сейчас чувствую примерно то же самое. Модель – это моё детище. Хочется, чтобы наши достижения в будущем переходили только в самые достойные руки. Кроме того, трудно понять, что всё прошло. Я смотрю ролики, фотографии и не верю в то, что это действительно было наяву.

июль 2022