Кабардино-Балкария: три языка одной республики

ТЕКСТ  Мария Беликова
Просмотров 1467
По данным ЮНЕСКО, 116 языков народов России рискуют исчезнуть в ближайшее время. Но их носители не готовы с этим просто смириться. Кто-то создает паблики с мемами на родном языке, кто-то исполняет старинные национальные песни в современной обработке, кто-то – переозвучивает «Смешариков». Об этом, а также об особенностях национальной культуры, изучении и общении на кабардинском и балкарском языках нам рассказали студенты МГИМО из Кабардино-Балкарии Даяна Алагирова и Ахмат Мусукаев.

Кабардинский язык, Даяна Алагирова:

В детстве мама специально разговаривала дома только на кабардинском, но потом я пошла в детский сад и незаметно начала переходить на русский. Ей это, конечно, очень не нравилось. Мама не хотела, чтобы я, как многие мои сверстники, понимала кабардинский на слух, но не могла на нем разговаривать. Поэтому она поправляла меня и пыталась разжечь интерес к языку: покупала детские журнальчики на кабардинском с кроссвордами и загадками – «Нур» (с турецкого «солнышко»)

Кроме них для детей на нашем языке ничего и не было. Все мультфильмы я смотрела на русском. А совсем недавно в инстаграме я увидела проект, который переводит «Смешариков» на кабардинский. Специальная студия начала переводить и озвучивать мультики, чтобы все родители могли приучать своих детей к родному языку с маленького возраста. 

Когда я училась в школе, у нас были такие предметы, как кабардинская литература и  кабардинский язык. Пока в большинстве российских школ дети учили русский и английский, мы изучали и их, и кабардинский. Целых четыре раза в неделю! Изучение родного языка для нас – это хабзэ (неписанный свод правил, кодекс чести). Говорят, что, если ты не знаешь языка, у тебя нет хабзэ, принадлежности к культуре. Поэтому в школе с языком было очень строго: постоянные диктанты, изложения, сочинения. Правда, основные предметы велись на русском. 

Наверное, сейчас такой строгости нет. Пару лет назад в нашей республике был скандал: директор одной школы решил убрать уроки кабардинского. Возможно, им нужно было освободить часы для других предметов. Ситуация не осталась без внимания – началась огромная волна возмущений. Учительница кабардинского после всего этого завела блог, в котором теперь пишет интересные вещи о нашем языке. 

Сейчас я могу свободно разговаривать  на обоих языках. Хотя чем дольше нахожусь в Москве, тем больше общаюсь на русском и в Нальчике. И часто бывает так, что со мной говорят на кабардинском, а я отвечаю на русском. Это плохо. Стараюсь себя в этом контролировать. 

Кабардинский сильно отличается от русского. Сходство только в том, что письмо основано на кириллице. Еще, из-за того, что наш язык мало развивается, поэтому все относительно новые слова (например, телефон или компьютер) заимствованы из русского. 

Книга «Рассказы Налоева Заура». Стих на странице – вариация «Капитан, капитан, улыбнитесь...»

Вообще, на чистом кабардинском сейчас разговаривает только старшее поколение – моя бабушка практически не использует русские слова. А я, когда возвращаюсь из Москвы, могу попросить у мамы что-то на кабардинском, но при этом часть фразы сказать на русском. Например, я скажу: 

– Кхъа, вилкэр къызэт (пожалуйста, принеси вилку)
А бабушка сказала бы:
– Кхъа, гуахъуэр къызэт.

Но не все так печально. Помимо мультиков на кабардинском есть и другие крутые вещи, популяризирующие наш родной язык. «ВКонтакте» есть группа, называется Мем шэрыуэ (сборище мемов). Я ее обожаю! Там выкладывают мемы только на кабардинском и общаться в комментариях разрешено тоже только на нем. Ребята, которые ведут этот паблик, делают огромную работу. Можно сказать, создают новые слова. Иногда они добавляют пояснения, переводы. Бывают и споры. Например, слово «магазин», которое я привыкла говорить, турецкого происхождения, а то слово, которое они предлагают, – исконно кабардинское.  И сразу хочется полезть в словарь, почитать, проверить! Среди наших паблик довольно популярный.

Ещё у нас есть современная музыкальная группа Jrpjej (Джэрпэджэж). Она сейчас набирает популярность и участвует в конкурсах. Музыка необычная – адаптация старинных песен. Я слушаю и прям кайфую.

Музыки на кабардинском много! В основном это фолк. Рэпа, например, нет вообще, создается только эстрадная музыка. Я это связываю с тем, что у нас довольно закрытая культура. Недавно мы с папой слушали Кунижева Хаждала. А для себя, для души слушаю Черима Нахушева, Азамата Биштова, Дину Харадурову и других исполнителей. Слышу музыку на кабардинском и сразу начинаю гордиться своим народом.

У нас в народе есть фраза «язык передается с молоком матери». И еще с детства я решила, что буду учить своих детей кабардинскому. Без этого никак. Мои дети будут знать кабардинский, и не важно, в какой части света мы будем жить. Кабардинский – это must learn.

Балкарский язык, Ахмат Мусукаев:

На данный момент я – единственный представитель балкарского народа в МГИМО. Остальные члены землячества – кабардинцы.  В определенном плане я что-то типа краснокнижного экспоната в нашем университете (смеётся).

У балкарского очень много диалектов – это зависит от того, где человек живет. Моя семья родом из Чегемского ущелья, поэтому мы носители литературного языка, то есть говорим на «ч» (чокающий диалект).  Я, например, скажу «жол» (дорога), а в районах Холам или Безенги скажут «дцол». Слово одно и то же, а звучит совершенно по-разному. 

Алфавит у нас практически такой же, как в русском, за исключением некоторых букв: после г у нас идет гъ, еще есть буква нг. Кстати, какие-то слова начинаются на букву ы! (ынна – бабушка).  С русским языком мало сходств, гораздо больше их с турецким: моя мама без проблем смотрит турецкие сериалы в оригинале.

Балкарский со мной с самого детства. Первое слово, которое я сказал, – «кет» (уйди). Пришел к родителям и гордо заявил это – все очень смеялись. Потом, когда я подрос, дома говорил по-русски, а на балкарский переходил только при гостях и родственниках (знание языка – это все-таки важный показатель, нужно не упасть лицом в грязь). И с отцом я говорил по-балкарски. Но все-таки чаще в семье мы общались на русском. 

Возможно, из-за этого я не очень хорошо знаю балкарский. К тому же, я уже около пяти лет живу в Москве. Балкарскую речь понимаю, но когда дело доходит до того, чтобы самому сказать что-то, – происходит ступор. Это как когда ты плохо знаешь английский, приходишь на урок и в голове строишь хорошую фразу на русском, а на английском выражаешься криво. Вот примерно так это происходит у меня.

Моей младшей сестре сейчас семь лет. И у нее есть няня-балкарка, разговаривающая с ней исключительно на балкарском языке. Дяди и тети тоже говорят с сестрой на балкарском и даже учат готовить ее национальную еду. Кстати, недавно ко мне в Москву приехала мама, и прямо сейчас она готовит хычины – самое популярное балкарское блюдо. Ельцин, будучи у нас в республике, назвал их «блинами с начинкой». Аналог такой лепешки есть у каждого кавказского народа. Но именно хычины – блюдо, которое нужно попробовать хоть раз в жизни.

И все же, балкарский постепенно исчезает. Многие наши бабушки и дедушки практически не знают русского языка, но они в основном живут в селах. А молодые ребята, наоборот, пытаются уехать из сел в крупные города. Моя семья, например, разбросана по всему миру: кто-то живет в Казахстане, кто-то – в Америке, кто-то – в Китае. Сохранить знание родного языка в нашем случае очень сложно.

Знаменитый родственник-революционер

Еще одна показательная вещь: у балкарцев есть неофициальный гимн «Века сменяются веками». Там поется обо всем, что так ценно у нас в народе, но слова на русском языке. Хотя исполнитель балкарский знает прекрасно. 

Существует такой фонд содействия развитию Карачаево-Балкарской молодежи – «Эльбрусоид». Он есть и в Москве, и в Нальчике, и в других странах, в которых проживают носители нашего языка. «Эльбрусоид» – это своего рода клуб по интересам, в котором можно познакомиться с балкарцами и попытаться поговорить с ними на родном языке. Я знаю, что эта организация есть, но сам ни разу туда не ездил – не хватает времени. 

Поддерживать уровень владения языком можно и в интернете: у нас, как и у кабардинцев, есть своя группа с мемами – Тауча мемле. Это кладезь! Зайдешь в комментарии и найдешь все, весь спектр балкарского языка. Но язык должен развиваться не столько через мемы, сколько через живое общение.

Для себя я твердо решил: моя задача – сделать так, чтобы мои дети разговаривали на балкарском языке. Причем они должны не просто его знать, но и лучше меня на нем изъясняться. Наше поколение обязано сделать все, чтобы балкарский сохранился, потому что в ином случае из статуса уязвимого языка он перейдет в статус исчезнувшего.

февраль 2021