Нотная грамота. Катерина Поймëнова о работе в музыкальной индустрии

ТЕКСТ  Анна Агеева
Просмотров 225    / Май 2023 /
«И не знает боли в груди осколок льда», «Мы не знали друг друга до этого лета»… А кто будет знать? Всё о русском роке и не только знает наша сегодняшняя героиня Катерина Поймëнова, менеджер музыкальных групп, организатор фестивалей и такой же меломан, как и ты. Катерина работала с коллективами «Аффинаж», «Папин Олимпос», «Ундервуд» и другими. Но чем еë расстроила Земфира? Читайте в нашем новом интервью.

В какой момент у вас появился интерес к музыкальной сфере?

Когда мне было около четырёх лет, я сидела на кухне со свёртком фольги с острыми краями, но, когда заиграла моя любимая песня, побежала к папе её петь и из-за этого очень серьёзно поранила глаз фольгой. Думаю, в это время уже был интерес (смеётся). Никогда и ничего так меня не волновало, как музыка.

А как при этом вы оказались в МГИМО?

В школе я почему-то думала, что владельцу музыкального клуба необходимо юридическое образование, и в 2014 году пришла учиться на факультет международного права МГИМО. Потом, правда, я передумала становиться владельцем клуба, но образование мне очень помогает: директор группы часто имеет дело с договорами, лицензиями, партнёрскими соглашениями и другими документами, сопровождающими жизнь и развитие артиста.

Диплом в МГИМО я писала по теме «Авторское и смежные права в музыкальной индустрии: сравнительно-правовой анализ РФ и США», чтобы уже быть поближе к музыке. Чтобы получить информацию для написания, во время преддипломной практики устроилась в музыкальное пиар-агентство и до сих пор там работаю. Магистерское образование я получила уже непосредственно в сфере интеллектуальной собственности, авторского права.

Чем вы занимаетесь в агентстве?

Я являюсь менеджером артистов и проектов в сфере искусства. Всегда веду по три-четыре проекта, это может быть как работа непосредственно с музыкантом, так и продвижение продукта, например книги. Мы доносим до людей, что такой артист или проект существует, объясняем, почему его нужно любить, и делаем так, чтобы у артиста была площадка, с которой он может транслировать свои ценности. Для этого мы готовим много публикаций в СМИ, организуем радио- и телеэфиры, YouTube-передачи, ставим клиентов выступать на сборных мероприятиях, организовываем сольные концерты.

Например, я работала с группой «Папин олимпос» (звёзды всех школьниц России), автором-исполнителем Екатерина Яшникова, занималась пиар-кампанией фильма про группу «Аффинаж», готовила презентацию стихотворного сборника солистов «Ундервуд».

Чем занимательна работа с творческими людьми?

Они обладают особой остротой чувствования мира, относятся к песням, как к своим детям. Можно сказать, что для них смысл жизни буквально состоит в том, чтобы их мысли, их творчество могли быть донесены до большого количества людей. Так как это их личный способ существования и взаимодействия со вселенной, они очень остро воспринимают критику. Если ты вдруг попытаешься влезть в творчество музыканта и сказать: «Вот эту песню лучше не выпускать, потому что та более цепляющая и хитовая», а у них как раз с первой песней связана личная история, это часто воспринимается как покушение на эфемерную творческую составляющую.

Ещё артист не всегда может адекватно оценить своё текущее расположение на карте музыкальной индустрии. Говоришь ему: «Надо сходить на это бесплатное мероприятие, спеть пять песен, потому что там будут важные люди». Можно столкнуться с замечанием, что артист не пойдёт в кафе петь бесплатно для десяти человек. Это замедляет рабочий процесс.

Но так происходит со всеми людьми. Есть представители нетворческих профессий, которые обладают такими минусами, как завышенная самооценка и неадекватный отклик на критику. А есть много талантливых людей, которые спокойные, адекватные и готовы тебя слушать.

В целом это очень хорошие люди, мне нравится с ними работать. Не имея особых талантов в музыке или стихосложении, я как будто чуть-чуть прикасаюсь к чему-то высшему, к метафизическим делам.

В чём разница работы с начинающим артистом и уже известным музыкантом?

Когда работаешь с начинающим артистом, твоя цель – просто сообщить миру, что он есть, что он существует. А когда работаешь с известным – нужно не столько напоминать о его существовании, сколько транслировать особый посыл, который артист хочет на данном этапе донести до людей. Например, он хочет, чтобы слушатели не просто узнали о его новом альбоме, но и доступно донести до них, какой смысл вложен в этот альбом, что его волнует на конкретном жизненном пути, как меняются его принципы работы и жизни с течением времени.

Но зачастую из-за работы со знаменитостями остальные мои проекты тоже получают выгоду. Например, у тебя есть популярная группа, о новом творческом событии которой требуется рассказать журналистам. Пишешь на радиостанцию или в издание: «А не хотите ли посотрудничать с такой-то группой?» Ответ в большинстве случаев положительный. У вас завязывается диалог, и по ходу его развития ты можешь сказать: «А у меня есть ещё вот такие молодые ребята, посмотрите, пожалуйста». Если начать с известной группы, велика вероятность, что посмотрят и остальных.

От чего зависит успех продукта?

Если успех измерять в охватах и количестве вышедших публикаций, то наличие хорошего инфоповода составляет 70% успеха. Проблема только в том, что таких инфоповодов у артистов зачастую нет. Работа менеджера как раз и заключается в их разработке. Если у музыканта нет интересной для журналистов сверхновости, желательно ещё и в социальном ключе, типа «Я сочинил песню о вреде домашнего насилия», то деятельность менеджера (разработка новостной стратегии и менеджмент-плана группы) составляет колоссальную долю будущего успеха.

Пиар-специалист занимается именно формированием общественного мнения. У нашей компании есть слоган: «Мы делаем неизвестных известными, известных – популярными, а популярных – любимыми». Мы не продаём, мы рассказываем.

Может ли повлиять на работу ваше отношение к музыканту?

Если ты влюблён в творчество артиста, то готов уделять неограниченное количество времени, чтобы сделать его популярным. Порой тебе кажется, что и никакие деньги не нужны, главное добиться справедливости, помочь настоящему искусству быть понятым и принятым. Когда ты горишь проектом, тебе гораздо легче убеждать в этом других людей, особенно журналистов, которые будут транслировать твоё мнение читателям и слушателям. У тебя сразу появляются аргументы. В живом общении человек видит, что у тебя сердце выпрыгивает и глаза горят. Более высока вероятность, что он хотя бы просто послушает и решит, достоин его внимания этот продукт или нет. Такая любовь у меня существует, например, с группой «Лётная школа», в которой я не просто менеджер, а даже директорстати, приходите к нам на концерт 9 июня).

А если нет этой суперлюбви (и её нет в 85% случаев), то действуешь по стандартной схеме. На первой встрече с артистом вы готовите ему медиаплан из примерных СМИ, в которых он будет появляться, и сетку мероприятий. Когда план утвержден, ты просто идёшь по нему, выполняешь свои рабочие обязанности. Получается тоже хорошо, но без особых эмоций. А если есть эмоции, ты можешь придумать невероятную новость, потому что ходишь, и спишь, и живёшь с этим проектом в голове. Так рождаются нестандартные идеи.

А у вас есть примеры таких идей?

Есть группа «Божья коровка», создатели легендарного «Гранитного камушка» и герои всех дискотек 80-х и 90-х (а к нам приходят не только молодые артисты, но и уже состоявшиеся личности, которые хотят поддерживать текущую деятельность группы). Я с ними работала, и вдруг начался карантин. Писать было вообще не про что. Первое время солист группы Владимир Воленко выпускал клипы, которые сам монтировал дома, а потом всё просто заглохло. Но у него многодетная семья. Они получили материальную помощь из набора продуктов, как и все многодетные семьи. Я ходила-ходила и думала, какую новость смогут взять нормальные СМИ, чтобы она не шла вразрез с текущей напряжённой обстановкой, но была бы прикольной. Так родилась идея о семейном званом ужине, приготовленном только из ингредиентов этого пайка. Мы писали, что на ужин подавались гречка с тушёнкой и другие прелести такого «многодетного меню». Это понравилось всем журналистам, потому что это актуально, про коронавирус, но, с другой стороны, позитивно и про известного человека.

Что больше всего нравится в вашей профессии?

Свобода действий и самовыражения. Потому что, по сути, все результаты твоей работы зависят только от тебя: как ты придумаешь, как договоришься. Нет никакой обязанности это делать, кроме обязанности перед самой собой и артистом. Ты можешь придумывать самые невероятные события и самые невероятные новости, каждая из них имеет право на существование.

Также радует благодарность от артистов, особенно от молодых коллективов. Например, когда я стою сбоку от сцены на фестивале «Индюшата» и смотрю, как эти люди волнуются, как выступают на сцене, а потом сходят с неё и говорят: «Спасибо вам большое, это был лучший день в моей жизни», я чувствую, что действительно приношу пользу миру искусства, а служение искусству, мне кажется, смысл моей жизни.

А что больше всего бесит?

Раздражает, что всё абсолютно не прогнозируемо и очень зависит от обстановки в стране. Что бы ни случилось: СВО, карантин или что-то другое, сфера развлечений, культуры напрямую от этого зависит. Раздражает, что ты мог готовиться к выходу альбома исполнителя, всё было очень хорошо, ты договорился со стриминговыми площадками, что они поставят его на обложки и витрины. А потом ты просыпаешься в день релиза и видишь, что внезапно, без объявления, через восемь лет молчания Земфира выпустила альбом. И всё, чем ты занимался два предыдущих месяца, не имеет никакой ценности, потому что везде только она.

Что можете сказать о музыкальном рынке в России сейчас?

Сейчас на нём освободилось место, потому что, к сожалению, много артистов, журналистов, создателей фестивалей вынуждены были уехать. Конкуренция ослабла. Но, с другой стороны, появилось огромное количество музыкантов. Мне кажется, за день только в Москве появляется тысяча групп. Они пока что, конечно, где-то внизу борются за освободившиеся места на пьедестале, но уже появляются известные имена, которые в будущем заберут всю аудиторию поклонников «Би-2», например, ведь у их слушателей не пропало желание ходить на концерты. Людям сейчас нужны новые герои.

Какие советы вы можете дать студентам, которые хотят работать в той же сфере, что и вы?

Вообще, совет довольно простой никогда не надо бояться обратиться к интересующей вас личности, чтобы попросить интервью или комментарий. Сама идея материала гораздо важнее, чем то, где сейчас вы сможете его опубликовать. Если вы зацепите в творчестве артиста то, что ещё никто не замечал, большая вероятность, что он согласится с вами побеседовать. А если по итогам беседы материал получится хороший, то просто попробуйте предложить его в ваши любимые СМИ.

У нас индустрия завязана на связях и нетворкинге, так что сходите хоть раз на музыкальную конференцию, на Colisium, где выступают тысячи специалистов. Во-первых, вы поймёте, как это работает на базовом уровне. Во-вторых, сможете подойти к любому спикеру или приглашённому гостю и сказать ему: «Я хочу в будущем работать в музыкальной индустрии, может у вас есть нечто, в чём я мог бы вам помочь». Так вы получите опыт и уже за что-то зацепитесь. На третьем курсе я поняла, что хочу рекламировать музыкальные события. Просто написала на тот момент самому видному таргетологу концертов, месяц с ним отработала и до сих пор пользуюсь схемой, про которую он мне рассказал.

В интервью вы упомянули фестиваль, которым руководите. Можете рассказать подробнее?

У меня два таких фестиваля. Первый – «Индюшата». Это старейший музыкальный фестиваль в России, он существует с 1991 года. Его создал мой шеф, журналист, продюсер, писатель Александр Кушнир. Это фестиваль, который разъезжает по городам, ищет молодые таланты, привозит в Москву, а в финале артисты выступают в присутствии в зале всех представителей музыкальной индустрии. Победитель получает бесплатное сотрудничество с нашим агентством. Многие люди уходят оттуда с предложениями: эфиры, публикации, подписание на лейбл, приглашения на фестивали. Это площадка, где молодые артисты могут впервые показать себя, заявить миру что они существуют. Из «Индюшат» вышло много популярных артистов: Максим Свобода, «Обе две», «Курара», OQJAV и другие.

Есть ещё мой личный фестиваль, который не связан с агентством – «ДрФест». Уже более шести лет я руковожу фондом Вени Д’ркина (настоящее имя – Александр Литвинов). Это культовый и знаковый исполнитель из ряда таких, как Александр Башлачёв, Егор Летов, Янка Дягилева. В 1999 году Веня умер, но существует фонд, который распространяет его творчество. Фестивали проходят два раза в год, там участвует много известных музыкантов и артистов, кому близко творчество этого музыканта. Это очень идейный фестиваль, и, опять же, он восполняет чувство справедливости помогает творчеству выйти на новый уровень узнавания.

 

 

май 2023