О первой командировке как о первой любви

ТЕКСТ  Мария Муравьева
Просмотров 768
У нее с Африкой «давно и всерьез». Ирина Ютяева, выпускница МГИМО 2018 года, начинала как председатель Африканского клуба, а уже сейчас она работает в качестве атташе в посольстве ЮАР. Для нее страна с тремя столицами до сих пор остается неразгаданной. Ирина посвятила ей множество стихотворений и путевых заметок. Настало время познакомиться с ними и с их автором!

Как известно, в МГИМО ты не выбираешь язык, он выбирает тебя сам. Так можно начать историю Ирины, которой при поступлении в МГИМО предложили изучать африкаанс (один из 11-ти официальных языков Южной Африки). Сначала это была просто учеба, но потом – это было в декабре 2014-го – однокурсники Ирины на волне возрождающегося научного студенческого движения создали Африканский клуб, который перевернул их студенческие будни. В Африку погрузились разом и всесторонне: приглашали в универ российских экспертов и африканских барабанщиков, танцоров и художников, послов и миротворцев. В 2015 году благодаря Фонду Усманова мгимовцы наконец-то увидели континент своими глазами: они три недели обучались в Кейптауне на курсах языка африкаанс. Позже, в магистратуре, при поддержке Фонда Потанина удалось дважды побывать в Претории, теперь уже на производственной практике в Роспосольстве. «Так что с Африкой у меня – давно и всерьез», — шутит выпускница.

Южные пальмы я вижу впервые,
Жадно смотрю и как будто не верю,
Пальмы могучие, пальмы живые,  
Будто большие мохнатые звери…
(«Южные пальмы»)

Увидеть ЮАР было было для Ирины мечтой, поэтому поездки на языковую и производственную практику переживались как настоящее приключение. Первым и самым ярким впечатлением от Претории стал вечер в гостинице в день прилета – терраса в зарослях буйной местной растительности, опрокинутый полумесяц в небе, незнакомые звезды, обрывки разговоров на африкаанс из хозяйской кухни и пронизывающий холод, которого совсем не ожидаешь от Африки (дело было в июле, то есть в разгар местной зимы). Впоследствии, как признается героиня, ее неприятно поразил контраст между преимущественно чернокожим центром города и благополучными белыми окраинами – тот случай, когда уровень неравенства налицо, и разочаровало практически полное отсутствие африканского колорита, обилие офисных зданий и торговых центров. Правда, дикие животные в городе все же есть, но не львы и носороги, а белки, капские даманы и морские котики.

Тихо дымилась внизу африканская прерия –
Горький исход нестерпимо горячей зимы.
Вотумы медленно тлеющего недоверия
Слали вдогонку мне милые сердцу холмы...
(«Отлет из Претории»)

С момента первой стажировки Ирины Ютяевой прошло 5 лет. Мечта о теплой Африке воплотилась в жизнь — экс-председатель Африканского клуба МГИМО теперь работает атташе в посольстве России в ЮАР. Последний большой проект, в котором она приняла удастие, – возложение цветов к российской секции «Стены имен». «Я очень люблю Фридом-парк – в нем действительно чувствуется дух свободы, связь народов и поколений. Среди десятков тысяч имен, выгравированных на стене, – имена шестидесяти семи советских военных экспертов, принимавших участие в борьбе за освобождение Юга Африки. Это, в общем-то, совсем недавняя, живая и по-настоящему захватывающая история, наше общее с африканцами героическое прошлое, поэтому к таким проектам всегда подходишь с особым волнением и трепетом».

«Это история о нашем общем прошлом, поэтому к таким проектам всегда подходишь с особым трепетом».

Борьба против апартеида завершилась около 20 лет назад — черное население наконец-то обрело равные с «белыми» права. Сейчас межрасовые браки уже не кажутся чем-то из ряда вон выходящим — шаг к демократизации сделан, и теперь на этой территории бок о бок живут прежние «заклятые враги». «Когда прилетаешь в Йоханнесбургский аэропорт, — описывает Ирина, — в зоне прибытия тебя встречает огромная фигура Оливера Тамбо, одного из героев борьбы с апартеидом. Это человек железной воли, при этом истинный гуманист и дипломат». Он не дожил всего год до первых демократических выборов – угас как искра. Но многие его сподвижники еще живы. «Это удивительное поколение людей, совесть нации, они кажутся мне вечно юными. Их я буду особенно вспоминать, когда уеду отсюда».

Тихо взлечу, не будя до рассвета Претории.
В розовом небе - таинственной грусти печать…
(«Отлет из Претории»)

ЮАР — не совсем обычная страна. Она сочетает в себе колониальную аскетичность и освободительный пафос. В 2011 году Южно-Африканская Республика стала последним государством, присоединившимся к БРИКС. Вот уже 9 лет ЮАР осуществляет свои стратегические задачи в рамках этой организации: борется с нищетой и неравенством, пытается создать рабочие места, которые могло бы занять не только местное население, но и мигранты, прибывшие из соседних государств. В 58-тимиллионном государстве доля иностранцев составляет около 3%, что значительно ниже, чем в тех европейских странах, на которые в последние годы приходился основной поток африканской миграции (в Германии, например, доля иностранцев по статистике 2016 года составила 12%). В ЮАР, впрочем, этот показатель не вполне учитывает нелегалов, количество которых Статслужба оценивает в диапазоне от 500 тыс. до 1 млн человек. Все эти люди в большинстве своем активно ищут возможности трудоустройства, в то время как уровень безработицы в стране недавно достиг 29%. Героиня признает, что в такой ситуации кому-то может быть непросто сохранять доброжелательное и гостеприимное отношение. Время от времени здесь имеют место вспышки насилия в отношении мигрантов, занимающихся противозаконной деятельностью, – например, торговлей наркотиками. Вопрос о том, является ли почвой для этих волнений ксенофобия, остается открытым.

…Африка, ты - смелая.
Нищий поет - дышит.
С ним бы вдвоем пела я,
Только боюсь, услышат.
(«Африка, ты – громкая»)

«Сейчас мое отношение к Южной Африке становится более трезвым, — рассказывает Ирина. Но это не отменяет моей глубокой симпатии к ней. Недаром говорят, что первая командировка – это как первая любовь». Этой стране она посвятила порядочно стихов и путевых заметок, и даже сейчас, когда восторг от первого столкновения с Африкой по объективным причинам сошел на нет, она не прекращает попыток передать словами удивительную атмосферу ЮАР, сочетающую колониальную аскетичность и освободительный пафос, дань традиции и дух глобализации.

…Не найдя себе в Африке места под Новый год,
Поступаю как Бродский - и двигаюсь к океану.
Уходящих китов тяжёлые плавники
Отрицают границы. На берегу странном
Я листаю газеты, как личные дневники
Одиноких подростков, верных своим странам.

февраль 2020