«Волонтерство – это то, что делает нас человечнее»: о волонтерском движении в МГИМО

Просмотров 422
С начала марта в Волонтерском центре МГИМО открылся пункт сбора гуманитарной помощи для беженцев из ДНР и ЛНР. За полтора месяца было собрано и передано более 2000 предметов. Сбор помощи начался также и в Одинцовском филиале. Кроме того, 21 волонтер из нашего университета постоянно работает на линии Департамента Ситуационно-кризисного центра МИД России и уже обработали более 3000 обращений. Корреспондент «Международника» Полина Кулалаева узнала, что сейчас побуждает людей приносить гумпомощь и заниматься волонтерством.

Последние недели одно из главных направлений работы Волонтерского центра МГИМО – сбор гуманитарной помощи для беженцев из Донецкой и Луганской народных республик. По словам директора Центра поддержки волонтерского движения Станислава Суровцева, Волонтерский центр никогда не сидел без дела. «Всего за 9 лет существования Центр подготовил для участия в мероприятиях более 10000 добровольцев на более чем 500 событиях, среди которых Чемпионат мира по футболу FIFA 2018 года, Всемирная зимняя универсиада в 2019 году или даже экономический форум «Россия-Африка» в том же году. Когда началась пандемия, наши добровольцы присоединились к акции "Мы вместе": помогали ветеранам и ребятам, находившимся на изоляции в общежитии. Сейчас наши студенты включились в организацию помощи беженцам». 

На вопрос о том, что является сильной стороной мгимовцев, Станислав Суровцев называет внутренний корпоративный дух поддержки и помощи: «Они всегда реагируют чутко, если кто-то нуждается в помощи. Это, наверное, и способствует тому, что наши студенты начинают заниматься чем-то добровольно. Наши волонтеры из центра обзвонили всех иностранцев, всех ребят, которые находятся за границей. И все это происходит по их инициативе». 

«Я тоже стараюсь включаться в акции, которые проводят ребята. – добавляет он. – Но в то же время понимаю, что каждый должен делать свою работу и от меня будет больше толку, если я помогу в решении организационных вопросов – наладить процессы, дать ресурсы. Надо сделать работу волонтеров максимально удобной – решить, где, что и каким образом будет проводиться».

В том, что же это за корпоративный дух мгимовцев, мне как раз и предстояло разобраться. 

Глава 1

в которой читатель знакомится с координаторами Волонтерского центра, Настей Шаповаловой и Мариям Хубиевой, и узнает, как мотивировать студентов заниматься волонтерством

Проходя мимо конференц-зала, вхожу в «Добро.Центр»: мы с Настей договорились беседовать в коворкинге. Неожиданно наши планы меняются – в помещении заседает Совет землячеств. Спускаемся в кафе неподалеку. По дороге к нам присоединяется Мариям. Не успеваем сесть за стол, как Настя начинает:

– Обычно волонтерство ассоциируется с социальной тематикой: помощь детям, старикам, животным. В МГИМО же наши активисты изначально работали переводчиками на крупных мероприятиях, сопровождали иностранные делегации, занимались протокольными вопросами. Например, они традиционно принимают участие в таких мероприятиях, как Столыпинский форум, Конвент РАМИ, научно-практическая конференция «Цифровые международные отношения», парады Победы. Сейчас же им пришлось частично переквалифицироваться из-за сложной политической обстановки.

Студенты быстро откликнулись?

– Да, ребята отреагировали очень быстро: 24 человека записались в штабы Мосволонтера, 12 студентов начали помогать принимать гумпомощь в «Добро.Центре», еще 21 человек отправились в МИД отвечать на звонки соотечественников из-за рубежа. 

Сейчас люди больше, чем обычно, хотят заниматься волонтерством? 

– Да, ситуация в мире – остросоциальная тема. Никто не думает: «Кому?», «Почему?»,– стоит другой вопрос: «Что нужнее?». Когда мы ездили сдавать собранную помощь в региональный штаб Мосволонтера, то узнали, какие товары больше всего необходимы, и вывесили анонс. Ребята из МГИМО откликнулись на следующий же день. 

– Приносили даже то, что купить в ближайших магазинах сложно: чайники и мультиварки. Мы были приятно удивлены. В последний раз настолько живой отклик был в начале пандемии, – подхватывает Настя.

Что побуждает людей приносить гуманитарную помощь?

– Наверное, эмпатия: никто не хочет оказаться на месте тех, кто сейчас в беде. У нас есть ребята, которые приносят 200 упаковок пюре «Агуша», а есть те, кто приносит три банки. Мы одинаково рады и первым, и вторым. 

В этот момент вспоминаю, как еще утром я стояла в супермаркете и не знала, что принести в пункт сбора гуманитарной помощи. Казалось, что все равно будет мало, сколько бы ни взяла, но слова Насти успокоили.

Я, кстати, тоже принесла кое-что. Немного, конечно…

– Как здорово! Не доставай пока, поднимемся наверх, в коворкинг, и все запишем.

Кто в основном приносит помощь?

– У нас нет такой статистики. – замечает Мариям. – Все узнают о сборе по-разному: кому-то скинул друг в чат курса, кто-то увидел пост в Telegram. Очень активным оказался коллектив Европейского учебного института. Они пишут о нас в соцсетях, за что мы им очень благодарны.

Как вы думаете, есть ли люди, которых нельзя «заразить» волонтерством?

– У многих ребят в приоритете учеба, и это нормально. В бакалавриате я, например, почти ни в чем не участвовала. Мы не осуждаем людей, которые не занимаются волонтерством, на это нужны силы и время, – объясняет Настя.

Чем бы вы занимались, если бы не волонтерством?

– Я по специальности юрист-международник. С 2018 года я знала, что буду связана с правами человека в том или ином виде. Сейчас применяю эти знания в социальном поле, занимаясь волонтерством.

– Изначально я мечтала работать в спортивном менеджменте. Я и с волонтерством связалась по этой же причине: хотелось собрать портфолио по спортивному направлению, поэтому пошла волонтером на Чемпионат мира, – рассказывает Мариям. 

Нынешний всплеск волонтерства – это временно или новый этап в развитии волонтерского движения? 

– Волонтерство за последние годы очень выросло с точки зрения социального одобрения. Государство стало больше его поддерживать. В нашем университете даже при поступлении в магистратуру стали добавлять от одного до трех баллов за систематическую и результативную общественную деятельность, в том числе волонтерство. Работодатели при приеме на работу тоже стали больше внимания обращать на волонтерский опыт. 

В таком случае есть ли доля корысти в этом? 

– Нет, это альтернативный способ поощрения. Мы тоже ребят стараемся поощрить поездками, например, поэтому ведем учет и смотрим, кто работал больше остальных.

– Настя, а ты помнишь, как недавно одна девочка с МП принесла гумпомощь? Мы тогда с ней поговорили, рассказали, какие есть направления в нашем Волонтерском центре.  Потом, когда появилась задача,  студентка сразу же в нее вписалась. Вот уже сходила в МИД на две смены. Удивительно, как это все произошло за три дня. Чем же, как не потребностью делать добрые дела, это можно объяснить?

Глава 2

в которой мы узнаем о том, чем занимаются волонтеры в МИДе 

После нашего разговора Настя и Мариям дали мне телефон Александры, тоже студентки МГИМО, которая отвечает на звонки на горячей линии в Департаменте Ситуационно-кризисный центр МИД. За весь период наши студенты приняли более 1400 звонков, ответили на более 700 обращений и отсортировали более 3000  писем. Для них даже был проведен тренинг от МЧС по работе на горячих линиях.

Чем ты занимаешься в МИДе на горячей линии? Насколько это сложно?

Первые несколько смен мне было очень тяжело: люди звонили из Украины и спрашивали про родственников, часто звонили матери солдат, участвующих в военной спецоперации. Поначалу  я пропускала все через себя, переживала, но в голове всегда держала мысль о том, что надо себя пересилить и сосредоточиться на информационной помощи. Цель любого сотрудника – дать конкретные советы: успокоить человека, перенаправить на нужную линию, сказать, что Россия никого не забывает и оказывает поддержку по максимуму. Сейчас наплыв звонков постепенно стихает, хотя первое время не было времени даже выпить чаю.

Есть ли инструкция, которой можно следовать, чтобы дать конкретный совет?

Есть определенные скрипты, которым мы чаще всего следуем. Сначала мы должны узнать, что интересует человека. Бывает и так, что звонит переживающий соотечественник и начинает рассказывать личную историю. Мы должны выслушать его и успокоить по мере возможности, а уже потом узнать, какой вопрос его волнует, и постараться помочь.  

Ты занималась волонтерством раньше? 

Да, я занималась приютами для животных: помогала социализировать собак и выгуливала их. С течением времени поняла, что хочу попробовать себя в более серьезной волонтерской деятельности. 

Какой из двух видов волонтерства сложнее для тебя эмоционально?

Всегда сложнее работать с людьми. С животными работается проще. Может, потому что я сама интроверт. Для меня это было занятие для души: приезжаешь в приют и налаживаешь контакт с собаками. Когда же ты сталкиваешься с человеческими судьбами, то не всегда знаешь, как реагировать так, чтобы по-настоящему помочь человеку.

Что теряет человек, который не занимается волонтерством?

Прежде всего, жизненный опыт. Волонтерство на горячей линии научило меня терпению, научило справляться с собой и страхами людей в кризисной ситуации. 

У тебя есть друзья или родственники на Украине? 

Да, у меня почти все родственники по папиной линии на Украине, они живут в городе Винница. У них обстановка не такая напряженная, но папа все равно каждое утро спрашивает у них, как прошла ночь. Возможно, это внутренне меня подтолкнуло, но я этого не осознавала.

Глава 3

в которой выясняется, как работает Мосволонтер и почему чаще остальных гуманитарную помощь приносят пожилые люди

Настя, координатор Волонтерского центра, также дала мне номер телефона Даши, студентки Международно-правового факультета МГИМО-Одинцово. Она работает в одном из штабов Мосволонтера, той самой организации, куда отвозит гумпомощь наш Волонтерский центр и где эта помощь сортируется и отправляется нуждающимся. Студентка попала в Мосволонтер благодаря группе Волонтерского центра «ВКонтакте»: там она увидела запись о наборе добровольцев и оставила данные в форме. Через несколько дней ей позвонили и пригласили к себе. 

Как ты оказалась в волонтерстве?

Мне в целом близка волонтерская деятельность. В школе я всегда в ней участвовала, например, волонтерила на выборах. Когда поступила в университет, на первом курсе много занималась учебой, но начиная со второго курса вернулась в волонтерство. 

Почему ты решила поучаствовать в этот раз?

Повлияло, прежде всего, сопереживание. Я всегда за то, чтобы участвовать в волонтерской деятельности. Это полезно для нуждающихся в помощи и для меня самой в том числе: я развиваю soft skills, которые мне пригодятся в повседневной жизни. К тому же не всегда появляется возможность пообщаться с таким количеством людей за короткий промежуток времени.

Чем занимаются в Мосволонтере?

Есть ребята, которые сидят на входе и регулируют поток людей. Я же больше занимаюсь практикой: считаю продукты и товары, которые приносят, а затем раскладываю по коробкам, чтобы в дальнейшем они отправились в место назначения. Периодически приходится и напрягать мозги, а не только механически перебирать вещи. 

Когда, например?

Как посчитать быстро 100 баночек с детским питанием? Поставить их по 5 штук. Таких мелочей бесчисленное количество. Однажды я заполняла отчетность за работников Мосволонтера, потому что на мою смену ответственной за отчетность была девочка, которая раньше этим не занималась. Пришлось ей помочь. 

Кто может прийти в штаб Мосволонтера и принести помощь?

Любой, но в основном заявки поступают от школ и от вузов. Как правило, приходят либо совсем пожилые, либо молодые люди.

Почему приходят пожилые? Им ведь самим часто нужна помощь.

Меня это вгоняет в грусть, но чаще всего они приносят то, что им выделяют социальные фонды. У них самих не так много средств, но они почему-то тратят их на незнакомых. Люди приходят со словами: «Хоть бы это пошло на пользу». 

А ты сама приносила гуманитарную помощь?

Нет, у меня нет финансовой возможности. Но мне в любом случае приятно чувствовать свою причастность – я вкладываю время. Мне больше импонирует организация волонтерской деятельности: это возможность реализовать собственные амбиции и умственный труд. Сейчас я еще и менеджер по сбору гуманитарной помощи у себя в МГИМО-Одинцово. Моя задача состоит в том, чтобы полностью организовать процесс и оптимизировать его. 

Получается, ты одновременно собираешь гумпомощь в МГИМО и работаешь в Мосволонтере. Это сложно?

Несложно. В Мосволонтер я выхожу на смену два раза в неделю – в четверг и воскресенье. Сбор помощи в филиале  у нас проходит по понедельникам, средам и пятницам. Там я работаю только два дня из трех.

Что теряет человек, который не имеет возможности помогать?

В определенной степени связь с миром. Волонтерство – это то, что нас объединяет и то, что делает нас человечнее. Если человек помогает, он реализует себя в обществе.

Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать волонтером?

Нужно быть воодушевленным, а в нынешней ситуации – особенно воодушевленным. Еще важны умение выстраивать контакт с разными людьми, дисциплинированность и ответственность. Может показаться, что волонтерство – это то, что работает на запале, однако на деле все несколько сложнее. Нужно прилагать усилия, тратить время и силы, чтобы быть волонтером. Недостаточно просто сказать: «Я хочу помочь». Это похоже на желание быть причастным к волонтерству, но не на реальную помощь.  


 

апрель 2022