Антон Долин: Очерки кинополитики

ТЕКСТ  Дарья Пономарева Руслан Жигалов
ФОТО  Виталина Кошевая
Просмотров 2616
О российских фильмах в Крыму и о Крыме, в политике и о политиках, а также о российском кинематографе за рубежом и, конечно, о женщинах мы поговорили с самым популярным кинокритиком современной России, главным редактором журнала «Искусство кино» и кинообозревателем телепередачи «Вечерний Ургант» – Антоном Долиным.

О войне и мире в кино 

Д. Последние годы отметились двумя яркими картинами «Крымский мост: Сделано с любовью» и «Крым». Почему при такой крупной спонсорской поддержке эти фильмы оказались достаточно слабыми (рейтинг Кинопоиска: «Крым» – 3/10, «Крымский мост: Сделано с любовью» – 2.3/10 – прим.ред.)?

Когда мы говорим о художественном произведении, очень трудно постулировать эти оценочные вещи «слабые, хорошие, плохие…» как факты. Это мнения! Кто-то сказал, что фильм плохой, кто-то – что хороший. С моей точки зрения, это фильмы просто дежурные, сделанные, чтобы соответствовать некому историческому моменту. В представлении авторов Крым – это то, что сейчас на волне зрительского интереса. Но цифры кассовых сборов «Крыма» и «Крымского моста» говорят об обратном. Если у людей есть выбор пойти сейчас на «Крым» или подождать две-три недели до нового «Капитана Америки», абсолютное большинство выберет второй вариант. И это не политический протест, просто русский зритель тонко чувствует конъюнктуру и не любит, когда его насильно этой конъюнктурой кормят.

Р. Выходит, кино так было принято из-за серьезного политического подтекста?

Вот смотрите: у вас есть романтическая комедия на фоне присоединения или захвата – кому как нравится – Крыма и история нескольких человеческих связей, которые рвутся и восстанавливаются на фоне строительства Крымского моста. Это отдает некой идеологической, политической программой. Потом, вы должны понимать смысл слова «политика» в кино. Политика – это когда фильм в ней участвует. Адам МакКей снимает фильм про Дика Чейни «Власть», политический в том смысле, что он считает Дика Чейни негодяем. И он снимает фильм, доказывая, что Чейни негодяй, высказывая собственную позицию, которая в свою очередь не является мажоритарной в Америке. Что касается авторов фильмов «Крым» и «Крымский мост»: они не обслуживают политиков, они обслуживают власть, позицию мажоритарную. Если в случае с лентой Адама МакКея человек некий спорный тезис выкрикивает в форме фильма – и делает это талантливо, то здесь мы видим людей, которые выкрикивают что-то вроде: «Волга впадает в Каспийское море». Они это кричат очень уверенно и страстно, но поскольку это вполне самоочевидная вещь, никого из публики это не заводит.

Д. В 2015 году был снят фильм «Битва за Севастополь» (укр. «Незламна»). Над фильмом трудилась русско-украинская команда под руководством режиссера Сергея Мокрицкого. Что вы думаете об этой картине? 

Это совершенно уникальный фильм о том, как война разрушает человека. Причем он начинается как картина о людях, которые рвутся воевать и видят свою жизнь только на войне, а дальше мы наблюдаем, как война их опустошает и лишает жизни. Художественно это показано очень убедительно через замечательную актерскую работу. И неслучайно, что такой миротворческий фильм был совместным проектом России и Украины. Конфликт уже начинался. И это был последний фильм, сделанный совместно. 

Р. «Севастополь» был успешен на Украине?

Да, вполне. Я не рыночный аналитик, цифр не знаю. Знаю точно, что его хорошо смотрели, ведь «Севастополь» – очень достойная картина, и ни одному из ее авторов не должно быть стыдно за такое произведение. 

Д. Во времена Советского Союза на территории Крыма снималось очень много кинолент: «Асса», «Кавказская пленница», «Человек-амфибия». Есть ли у Крыма потенциал, чтобы вновь стать крупной площадкой для съемок? 

Сто процентов есть, но для этого должна закончиться война на Украине. Если конфликт между нашими странами будет исчерпан, Крым безусловно сможет вернуть себе право быть идеальным местом для съемок. До тех пор, пока он является объектом конфликта, пусть даже там и не ведутся непосредственно военные действия, никто не будет рисковать тем, чтобы там снимать кино. А место это фантастически красивое, и глупо это отрицать. Природа потрясающая, море, фактура невероятная.

Про женщин, Юрия Быкова и патриотическое кино 

Р. Как вы думаете, у нас возможен в будущем бум патриотических фильмов в связи со сложной геополитической ситуацией?

Вы знаете, настоящий бум может быть только в том случае, когда эти фильмы будут сделаны талантливыми людьми. Но на сегодняшний день мы этого не видим. Хорошего, крепкого кино, снятого с патриотических позиций, почти нет (я не говорю про фильмы о войне). И более того, даже когда талантливые люди берутся снимать патриотическое кино, моментально теряют очки в глазах зрителя. 

Р. Со «Спящими» Юрия Быкова подобная ситуация была. Кстати, обидно, сериал вполне достойный... 

Я не смотрел «Спящих», простите. Я не смотрю сериалы в принципе, тем более Быкова. Мне не нравится этот режиссер. Это совершенно не мое кино. Абсолютно старомодное, скрежещущее, маскулинное, куда женщины засунуть нос даже свой не могут. Чудовищно несовременно, пафосно и страшно неправдоподобно с точки зрения обычной психологии. Сегодня вообще фильмы от женщин и про женщин – это самое интересное, что может быть. 

Р. Мода на феминизм?

Не только! Ведь женщины в кино – это целый неисследованный мир! Недавно кто-то вывесил потрясающую табличку: «Сколько процентов времени в фильмах, получавших «Оскар», присутствуют женщины?» Там прекрасно видно, что нет ни одного фильма, где хотя бы 50/50. А к этому присовокупили исследование о мужичинах и женщинах в процессе диалога. Они разговаривали друг с другом, а потом мужчин и женщин спрашивали про их впечатления от беседы. Так вот, мужчина заявлял, что женщина захватывает в диалоге власть, когда та говорила всего 30% времени. Равноправным мужчине казался диалог, если женщина не занимала 16%. В то время женщина оценивала время, кто говорит больше, а кто меньше, абсолютно адекватно. Понятно, да? Так работает мужская психика. Остается только ждать, когда справедливое равенством дойдет до той степени, что женщины получат возможность полностью представлять свой мир в любом искусстве. Ну, в литературе это ситуация уже, на самом деле, выправилась. Это началось еще в 19 веке с Джейн Остин и сестер Бронте. А кино – это власть, деньги, здесь сложнее. 

Д. Тогда в будущем нам стоит ждать фильмов от женщин и про женщин?

Ну, я надеюсь, что да. Мне ужасно интересно. Я смотрю фильмы, сделанные женщинами, и открываю для себя абсолютно незнакомую оптику. Неужели вы не обратили внимание, что «Чудо-Женщина» типологически совершенно непохожа на другие фильмы DC? Нравится или не нравится – уже другой вопрос. Сам женский фильм – это другой взгляд, он иначе устроен. Женщина снимает в человеке другое, ставит речь иначе, все делает иначе. Потому что эта мысль, что мужчина и женщина одинаковые… Права должны быть одинаковыми, существа же они – абсолютно разные, с двух разных планет. И женщина способна видеть вещи фантастические, которые мужчина совершено не вдупляет… Мы немного отошли в сторону, но это все в связи с тем, что Быков, конечно, – представитель вымирающего племени динозавров-мужиков, которые снимают про мужиков и для мужиков. 

Про российское кино за границей 

Р. С чем связана такая проблема, что в большинстве своем отечественное массовое кино, которое получает огромные госдотации и поддержку, сделано на среднем уровне, в то время как фильмы из-за границы – один лучше другого? 

Вообще, качество фильмов – это совсем не национальные вещи. Есть суперпрофессионалы во Франции, России, Англии, Америке, Дании. И везде, даже в Голливуде, есть бездарные конъюнктурщики. В России их не больше, чем в других странах. Но у нас талантливых людей мало. Только поэтому. Вы что, правда считаете, что среднестатистический американский фильм лучше нашего? 

Р. Ну, по крайней мере, если судить по тем, которые доходят до нас.

Ну так доходят лучшие. Сливки. В Америке же точно так же думают про российское кино. До них доходит один раз в год фильм Звягинцева или того же Быкова, и они думают: «Вот русские, вот у них уровень кино, не то, что у нас!» Так что русское кино в полном порядке, я уверен. 

Д. Вы вот общаетесь с зарубежными кинокритиками, что они говорят про наше кино?

В основном очень уважительно отзываются. Я никогда в жизни не слышал от зарубежного кинокритика ни одного плохого слова про русское кино. Ну, вот, например, они говорят про Сокурова: «Мне это не близко, я не очень понимаю, о чем он снимает». Или про Звягинцева: «Когда режиссер пытается научить меня морали в фильмах, меня это раздражает». То же самое они могут сказать про Ханеке, про братьев Дарденн, про Рейгадаса. Это ведь не связано с тем, что режиссеры русские. Чтобы к России относились плохо из-за того, что это Россия – такого я не встречал никогда в жизни, так называемую, русофобию. Может быть она у них где-то на подсознательном уровне и есть, но мне видеть не довелось. 

Р. То есть, кинокритика очень далека от политики?

Неправда. Она очень близка. Но просто никто не идентифицирует Федорченко или даже Бондарчука с Путиным. Если кино талантливое – оно нравится. Если нет – то нет.

март 2019