Право на космос. Чем занимаются космические юристы?

ТЕКСТ  Алиса Виролайнен
Просмотров 3600
Действия в космическом пространстве пока слабо регулируются как международным, так и национальным законодательством. Какими вопросами занимаются специалисты по международному космическому праву? Какие проблемы остаются без решения уже многие годы? Что необходимо для принятия новых законов в сфере космоса в нашей стране? Об этом мы поговорили с выпускницей МГИМО Дарьей Косолаповой, которая занимает должность заместителя директора Департамента по взаимодействию с органами государственной власти и работе с регионами Госкорпорации «Роскосмос».

Что входит в ваши обязанности?

Я координирую нормативно-правовую работу корпорации. Мы осуществляем подготовку и правовую экспертизу законопроектов и иных правовых актов. Помимо этого, думаем, какие направления нужно регулировать в перспективе. В Департаменте есть также и региональное направление, которое отвечает за взаимодействие корпорации с регионами России, где находятся её организации (заводы, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и так далее).

Над чем вы работаете в данный момент?

У нас, например, в работе находится законопроект о районах падения отделяющихся частей ракет космического назначения. Такие районы были отведены ещё в 90-х, но сейчас пришло время актуализировать их правовой статус. Это довольно сложно, но интересно: много заинтересованных сторон и участников, в частности, субъекты Российской Федерации, на территории которых и происходит падение частей ракет. Если раньше космическая деятельность признавалась всеми как одна из наиболее приоритетных для общего блага государства, то сейчас у многих субъектов акцент сместился.

Какой путь проходит законопроект от момента его задумки до вступления в силу?

Это сложный процесс согласования, в котором нужно учесть интересы всех сторон, причём они могут быть совершенно противоположными. После общественного обсуждения и антикоррупционной экспертизы в интернете законопроект попадает на рассмотрение в Правительство. Затем он отправляется в Администрацию Президента и Госдуму. Законопроект проходит три чтения в нижней палате парламента, а затем вносится в Совет Федерации. Только после этого федеральный закон уходит на подписание Президенту.

Конечно, за такой долгий путь документ может претерпеть существенные изменения по сравнению с его первоначальным вариантом. На помощь приходит то, что заложено в названии моего департамента, – взаимодействие с органами государственной власти:

необходимо правильно и корректно донести всем участникам этого многоступенчатого процесса, что же мы хотели сказать этим законопроектом и какую задачу решить. Однако не всегда это возможно.

Как вы думаете, какие аспекты космического права требуют регулирования в ближайшее время?

Изначально космическая деятельность была некоммерческой, финансировалась исключительно за счёт государственного бюджета и осуществлялась в государственных целях. Сейчас же очень активно развивается частная космонавтика. В России тоже прослеживается такая тенденция. Однако четкой регламентации нет: частным компаниям не запрещено заниматься космической деятельностью, но ответственность за любую деятельность в космосе несёт то государство, с территории которого был осуществлен запуск космического аппарата. Поэтому важно установить правила частной космической деятельности.

Что касается международного права, то сейчас в космической сфере оно достаточно мягкое: есть лишь некоторые принципы, договоры и конвенции ООН, большинство из которых носят рекомендательный характер. Поэтому возникает вопрос ответственности за их несоблюдение. Космос – это, конечно, достояние всего человечества, но какие меры можно применить к зарубежным странам, которые полетят и, например, присвоят себе часть космического тела? Что могут сделать другие государства? Существующие меры, такие как штрафы и санкции, довольно малоэффективны в данном случае.

Не урегулирован и вопрос космического движения: по сути, каждый может запускать космические аппараты, но четких правил их перемещения пока не существует. Ещё одна назревающая проблема – космический мусор, очистка космического пространства от него. Также не определён правовой статус космических ресурсов, например, привезённых на Землю одной из стран или частной компанией. 

Это насущные вопросы для всех государств, и Россия действительно может стать в их решении первой, как это было 60 лет назад, с первым полётом человека в космос.

Какой путь развития правоотношений вам кажется наиболее оптимальным?

Во взаимоотношениях постоянно появляется что-то новое, они постоянно меняются. Из-за этого мне кажется, что в принципе невозможно регламентировать все сферы жизни – и космос не исключение. В этом смысле я считаю полезным изучать такие основные дисциплины, как философия, теория государства и права, и исходить из принципа добросовестности участников отношений.

По моему мнению, нужно обратить больше внимания на формирование правильного мировоззрения у людей в целом. Тогда не будет необходимости регламентировать абсолютно всё: люди просто внутренне не захотят заходить за чужие границы и будут ощущать ответственность за общее благополучие.

Какие сферы правового регулирования кажутся лично вам наиболее интересными и перспективными?

Мне очень интересен вопрос использования результатов космической деятельности, так как это завершает цикл запуска космического аппарата. Особенно близка тема, связанная с использованием получаемой от них информации, так как я работала в Минприроды России, где мы как раз этим занимались. Сейчас не регламентировано, как можно применять такие данные и как их наиболее эффективно внедрить в гражданское использование. С моей точки зрения, эта сфера не до конца проработана и очень перспективна.

Чем вам интересен космос? Хотели бы полететь сами?

В детстве я очень хотела полететь в космос, часто фантазировала на эту тему, но с возрастом становишься более опасливым. Приходит понимание того, что отправлению предшествует усердная многолетняя подготовка, а в процессе самого полета нужно справляться с турбулентностью и полной перестройкой организма. Если предположить, что здоровье позволит мне такое путешествие, я бы согласилась.

Вообще, у меня есть четкое убеждение: я могу сделать все, во что верю и чего действительно хочу. И это может каждый. Главное – не сдаваться перед возникающими на пути проблемами, а превращать их в четкие задачи и последовательно решать. Всегда здорово иметь цель на грани с реальностью. А полететь в космос – это как раз такая цель: очень амбициозная, сложная, масштабная, но при этом достижимая.

апрель 2021