Маршруты Гагарина по Земле

ТЕКСТ  Мишель Сарычева
Просмотров 2685
До полёта в космос – обычный советский парень, после – звезда мирового масштаба. Уже через месяц после приземления он отправился в новую командировку, на этот раз – земную, которая станет известной под названием «Миссия мира».

Первый космонавт мира стал визитной карточкой Советского Союза, а его легендарная улыбка положительно влияла на отношения между странами. О нём говорили: «Юрий Алексеевич Гагарин проявлял искреннюю любовь к людям всех наций и народов, стремился сохранить мир на Земле, был прост и обаятелен, что присуще русскому народу».

Факт того, что первый космонавт был советским гражданином, придавал СССР дополнительный вес на международной арене. Визит Гагарина расценивался как проявление дружеских намерений со стороны Советского Союза, поэтому Юрия Алексеевича в те годы можно считать своего рода послом нашей страны.

«Главным дипломатическим инструментом Гагарина были его улыбка и харизма. Он вызывал сильные положительные эмоции у простых людей, особенно в странах, с которыми Советский Союз находился в геополитическом противостоянии. Юрий Гагарин был важным лицом не в политическом, но, если угодно, в гуманистическом смысле, показал миру истинно человеческое лицо вне контекста социализма, капитализма и классовой борьбы. Думаю, что в этом его главная заслуга как "народного дипломата"», – говорит кандидат экономических наук и доцент кафедры дипломатии МГИМО Роман Райнхардт.

От чехословацкого литейщика до африканского вождя

Всего в рамках зарубежных визитов Юрий Гагарин побывал в 26 странах, среди которых были, например, Япония, Финляндия, Польша и Афганистан.

Первой страной, которую посетил Юрий Алексеевич, стала Чехословакия. Там ему провели экскурсию по литейному заводу, где космонавт получил от рабочих сувенир – метровую статуэтку литейщика. Смысл подарка прост: это первая рабочая профессия Гагарина.

Летом 1961 года Гагарин отправился в Великобританию по приглашению профсоюза литейщиков, на одном из заводов он даже сам провёл плавку металла. Потом состоялась его встреча с руководством страны: премьер-министром Гарольдом Макмилланом и королевой Елизаветой II. Во время торжественного обеда с королевой космонавт сначала почувствовал себя неловко: он совершенно не знал, как управляться с огромным количеством столовых приборов. Гагарин предложил есть «по-русски», взял большую ложку и начал накладывать салат себе в тарелку. Королева восприняла эту идею с юмором и явно прониклась симпатией к Гагарину. Вопреки этикету она даже сфотографировалась с ним, объяснив это тем, что Гагарин отнюдь не обычный, земной, человек, а «небесный», потому нарушения этикета нет.

Елизавета II до сих пор вспоминает этот тёплый визит. 13 марта этого года во время онлайн-разговора с лондонскими школьниками она рассказала о встрече с советским космонавтом: «Русский. Он не говорил по-английски, был обаятельным, я полагаю, из-за того, что он был первым, он был особенно обаятельным».

Многолетняя дружба связывала Гагарина с Кубой. Впервые он прибыл туда в июле 1961 года. Выйдя из самолета, он увидел многочисленных кубинцев, ожидавших его под проливным тропическим дождём. В знак солидарности Юрий Алексеевич отказался от накидки и вскоре, как и они, промок до нитки. Затем состоялись его многочисленные встречи с лидерами Кубинской революции, студентами Гаванского университета, профсоюзными активистами, кубинскими бойцами, находящимися на лечении в военном госпитале. После этого визита Гагарина избрали президентом Общества советско-кубинской дружбы, а кубинцы прониклись такой любовью и уважением к нему, что стали считать кумиром наравне с Кастро и Че Геварой (кубинскую делегацию этой весной корреспонденты «Международника» даже встретили в родном городе космонавта на праздновании его дня рождения – прим. ред.).

Во время поездки в Бразилию, по воспоминаниям журналистов, Гагарина встречали в аэропорту более 120 000 жителей. От радости они размахивали плакатами и кидали петарды, так что властям даже пришлось вывести на улицы пожарные машины и заблокировать подступы к гостинице, где остановился космонавт. Тогда отношения между СССР и Бразилией были прерваны. Визит космонавта поспособствовал их восстановлению буквально через несколько месяцев, в ноябре 1961 года.

В Индию Гагарин отправился вместе с женой. Там он встретился с премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру и звездой индийского кино Раджем Капуром, а также проехал по стране более 5000 километров. В Бомбее Юрий Алексеевич посетил Болливуд и искупался в океане. На большее времени не хватило:

«Программа очень перегружена. Много политики и почти ничего для себя, даже слонов в Индии не видели», – говорил космонавт сопровождавшему его Николаю Каманину.

В конце января 1962 года Юрий Алексеевич принял приглашения от представителей нескольких африканских государств: ему было интересно посмотреть на этот континент не только из космоса, но и на земле. В Египте космонавта встречал почётный караул ВВС. Президент страны Гамаль Абдель Насер устроил приём Юрия Алексеевича в своей резиденции и наградил высшим орденом республики «Ожерелье Нила». Гагарин стал первым гражданином Советского Союза, удостоившимся такой награды.

Миссия космонавта в Египте продолжалась неделю. По несколько раз в день ему и членам делегации приходилось присутствовать на различных приемах, которые успели порядком надоесть. «Не скулить! – говорил Гагарин, если кто-то из делегации начинал жаловаться на усталость. – Мы приехали сюда не гулять, а работать... Приём – тоже работа».

В Либерии первого космонавта мира принимал госсекретарь, который от имени президента страны вручил Юрию Алексеевичу высшую награду – орден Африканской Звезды. Если посмотреть на парадный портрет Юрия Гагарина, то именно эта награда висит на голубой ленте.

По-своему встретили космонавта и представители африканского народа кпелле: они избрали его своим почётным вождем, подарили ему копье и мантию, после чего танцевали вместе с Юрием Гагариным и всей официальной делегацией.

В сентябре 1963 года Гагарин посетил Международный авиасалон в Париже. Здесь он особенно заинтересовался автомобилем Matra-Bonnet Jet VS. Заметив это, представители французской фирмы подарили ему эту машину. Фотография первого космонавта с новой машиной стала для них лучшей рекламой. Но Юрий Алексеевич почти не ездил на нём по Москве – стеснялся.

А в октябре этого же года он уже вместе с Валентиной Терешковой выступал в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, где они не только рассказывали о своих полётах, но и говорили об угрозах использования ядерного оружия в космосе.

Вечная любовь Гагарина

«Миссия мира» длилась два года. Такое большое количество путешествий и иностранных визитов были необходимостью для Гагарина как для известного на весь мир или, как говорят сейчас, медийного человека.

В период многолетнего искушения славой Гагарин не потерял фирменного «небесного» обаяния и остался собой. На это обращали внимание многие, в частности Борис Черток, учёный-конструктор и соратник Сергея Королева. Вот как он комментировал влияние этих поездок на Гагарина:

«Я бы сказал, что послеполётные нагрузки и постоянные стрессы от общения с руководителями многих стран на разных континентах в течение последующих лет требовали от Гагарина большего героизма, чем 108 минут космического полета. Он сильно изменился, но по-человечески – только в лучшую сторону».

После полёта Гагарин сказал: «Облетев землю, я увидел, как прекрасна наша планета». Возможно, именно это и подвигло его посвятить несколько лет путешествиям по другим странам. Наравне с ними Юрий Алексеевич любил поездки по России с ее нетронутой природой. Это подтверждает и отрывок из его интервью журналу «Огонёк» 24 марта 1968 года, которое космонавт дал за три дня до смерти:

«…Вот жена окончательно поправится, погружу своё семейство на катерок, есть у меня такой, и махну куда-нибудь на природу. Порыбачить, у костра посидеть, поесть ухи… Но ведь вас такие мои мечты не устраивают. Вам космические подавай. А в этой области нам высказывать мечты не положено. Разве что общую для всех космонавтов, самую заветную: пошагать по другой планете, чтобы на её пыльных тропинках оставить и наши следы, как в песне».

Родные поля, реки и озёра так же манили Юрия Гагарина, как неизведанные космические пространства. И мужество во время первого полёта – важное, но не единственное, что он смог показать миру своим примером.

апрель 2021