Из столицы космонавтики: глава администрации Байконура Константин Бусыгин об особенностях города, советской атмосфере и настоящих байконурцах

ТЕКСТ  Вера Баркатина
ФОТО  Администрация города Байконур
Просмотров 2698
Уже 66 лет Байконур является гаванью российской космонавтики. Построенный в пустыне Казахстана, за эти годы он превратился в крупнейший в мире космодром и стал точкой притяжения для всех, кто интересуется космосом. А чем все эти годы живёт расположенный в непосредственной близости одноимённый город? Правда ли, что в нём сохранилась атмосфера советских времён и что все местные жители хоть раз видели запуск ракеты? Об этом, а также об особенностях управления современным Байконуром мы поговорили с главой администрации города, выпускником МГИМО Константином Бусыгиным, которому за четыре года работы удалось стать настоящим байконурцем.

Часто Байконур называют особенным. В чём, на ваш взгляд, это проявляется с точки зрения управления?

Байконур уникален в своём роде. Это город казахстанский, но по соглашению от 1994 года администрация здесь работает под российской юрисдикцией. Его нельзя считать анклавом, наподобие Калининграда, поскольку территория, на которой он находится, нашей стране не принадлежит. В настоящее время мы здесь на правах аренды, что накладывает отпечаток на принятие управленческих решений. Многие из них мы не можем согласовать в одностороннем порядке – они попадают в ведение российско-казахстанской межправительственной комиссии. На нёе выносятся все вопросы, касающиеся жизнедеятельности города Байконур и одноименного космодрома. По этой причине путь принятия решений получается чуть длиннее в сравнении с тем, который сложился в других регионах России. Однако отмечу, что и российская, и казахстанская стороны оказывают всяческую помощь, чтобы город развивался, а космическая инфраструктура бесперебойно функционировала.

Какая часть населения города занята в космической отрасли? Чем живёт город, помимо этого?

В Байконуре нет ни фабрик, ни заводов, но развита сфера услуг. Все здесь заточено на космические программы. Байконур изначально строился как объект космического назначения, где могли бы жить и работать космонавты, а также технический персонал, обеспечивающий пусковые работы. Сегодня только на самом космодроме работает около 10 тысяч человек, примерно одна седьмая всего населения. В эту цифру входят те, кто собирает ракеты и трудится в монтажно-испытательных корпусах. Помимо них в пусках задействованы еще десятки тысяч человек из штата коммунальных предприятий, которые снабжают пусковые кампании необходимыми ресурсами.

Словом, Байконур существует для того, чтобы функционировал космодром. Поэтому нам крайне важно создать все условия, чтобы люди, возвращаясь в город, могли как следует восстановить силы. Работа у них ответственная – даже незначительная ошибка может привести к срыву всего пуска, в который было вложено очень много сил и денег.

За годы вашего руководства Байконур сильно преобразился. Какие проекты по благоустройству удалось реализовать, чтобы создать «оазис в пустыне»?

Год за годом мы совершенствуем город, приводим в порядок существующие объекты и возводим новые. Недавно полностью реконструировали главную пешеходную зону, улицу Королёва, или, как ее называют местные жители, «Арбат». Кроме того, мы открыли новые скверы и памятники, с одним из них, кстати, связана целая история.

На въезде в Байконур стоит композиция «Невесомость». Она давно стала символом города и до недавнего времени сильно страдала во время свадеб. У молодожёнов был ритуал – ехать к этому памятнику и кидать в него бутылку шампанского, на счастье. От этого изображение космонавта, выложенное из мозаики, разрушалось. В 2019 году мы нашли мастера-реставратора, чтобы восстановить побитые фрагменты, а рядом возвели малую архитектурную форму в виде сердца – «Камень семьи». Теперь бутылки разбивают об него. Так нам удалось сохранить и традицию, и историю, а еще создать место связи поколений, которое пользуется популярностью у старожилов.

Говорят, что отличительная черта Байконура – «советский дух». Так ли это и с чем связано?

Когда в 2017 году я приехал сюда первый раз, позвонил родителям и сказал: «Здесь Советский Союз!». По улицам ходили девушки в ситцевых платьях и шлёпанцах, доносились приветствия «Салам!», «Здравствуй!», дети маленькие гуляли до поздней ночи. Время тут как будто застыло, а люди продолжают как раньше приветливо общаться и доверять друг другу.

Сами байконурцы говорят о советском периоде с теплотой, хотя первые строители космодрома горя-то хлебнули. Вбивая сваи в целину, они жили в палатках, стойко переносили ветра и сильнейшие перепады температуры. Возводили монументальный космодром, а сами фактически спали на голой земле. Это без преувеличения героические люди, которых хочется прославлять и ставить в пример.

Если бы не подвиг первопроходцев Байконура, вероятно, не было бы у советской космонавтики такой славной истории. Расскажите, каково значение космодрома сейчас?

Байконур запускает ракеты: еще совсем недавно число стартов не превышало семи в год, а теперь оно составляет около 20. Каждый месяц (а порой и чаще) совершается очередной пуск. Заканчивая одну кампанию, наши специалисты сразу же переходят к реализации следующей – работа поставлена «Роскосмосом» на конвейер. За последние четыре года смело могу сказать, что в космической отрасли произошли серьёзные изменения. С точки зрения управленческих решений, стало больше контроля, порядка и личной ответственности, во многом поэтому прошлый год был безаварийным.

Как и в советское время, Байконур продолжает привлекать иностранцев. И космонавтов, и туристов. Раньше отсюда на орбиту отправлялись болгары, чехи, словаки и немцы из ГДР, привозившие с собой европейские товары, которые оказывались на прилавках байконурских магазинов. Теперь им на смену пришли французы и корейцы, которые приезжают налегке. Все необходимое в Байконуре есть, а его популярность растет подобно кругам по воде.

По Байконуру всё чаще ходят джентльмены в костюмах и галстуках, очарованные добротой местных жителей и неповторимой атмосферой, которая в их родных городах из стекла и бетона безвозвратно утеряна.

Существует расхожее мнение, что жители Байконура наблюдают за взлётом ракет буквально с балкона. Действительно ли все байконурцы настолько близки к космосу?

Это миф. Город расположен на удалении 60 километров от пусковой. Если в хорошую погоду подняться на крышу дома, то на горизонте, конечно, можно увидеть шар ракеты, взмывающей в воздух, но не более.

Я был глубоко удивлён, когда четыре года назад сразу после назначения выяснил, что большинство жителей города, не говоря уже про школьников, никогда не было на пуске на самом космодроме. Мне стало обидно от этой мысли. Представьте себе ситуацию: поступит наш выпускник в столичный вуз и его одногруппники спросят: «Ты откуда?», он ответит: «Из Байконура», а на вопрос: «Как ракеты взлетают?», лишь потупит глаза в пол, поскольку никогда этого не видел. Странно, не находите?

Мы долго прорабатывали этот вопрос – из соображений безопасности все двигалось не так просто. С этого года мы на каждый старт стали возить 300 юных байконурцев, в основном – старшеклассников, поскольку они после окончания школы разлетятся по городам Казахстана и России. После того, как всех детей отвезём, будем устраивать экскурсии на космодром для взрослых.

Какие вы ставите планы по развитию туризма? Как, например, собираетесь отмечать предстоящий День космонавтики?

Несмотря на то, что бренд города Байконур широко известен и в России, и за рубежом, сам город как туристическую локацию нужно прославлять. Было бы неплохо дать ему статус «космической столицы». Если бы такой город располагался в США, уверен, там стояла бы очередь из желающих в нём побывать. Здесь же рост туристов, конечно, идёт, но достаточно медленно. При этом, планы для развития у нас масштабные – собираемся построить музей под открытым небом, где будут представлены восемь ракет, которые взлетали с нашего космодрома.

По случаю шестидесятилетия полета Юрия Гагарина 8-9 апреля у нас запланирован приём отечественных и зарубежных делегаций, 10 апреля — митинг у «Гагаринского старта», велопробег, эстафета и марафон. В сам День космонавтики в Байконуре пройдёт праздничный концерт и масштабный флешмоб, в ходе которого несколько тысяч байконурцев образуют на площади Ленина фразу: «Поехали!». Если в этот момент над нами будет пролетать МКС, то, возможно, она запечатлит это из космоса, что будет очень символично.

Упомянутый флешмоб – это одно из проявлений «тотальной дружбы народов», которой славится Байконур?

Байконур на самом деле очень дружный. Он, наверное, единственный город, где после распада СССР доброжелательное и сопричастное отношение людей друг к другу ощущается настолько сильно. Несмотря на обилие национальностей, населяющих город, мы все один народ — байконурцы, потому стараемся переживать вместе и радости, и горести. Это особенно ярко продемонстрировала недавняя пандемия.

Кстати, расскажите, как вы справлялись с этим новым вызовом?

Нам сильно помогла режимность нашего города – мы с первого дня закрыли все КПП и ввели жесткие ограничительные меры. Все люди и маски носили, и на самоизоляции сидели, и карантин соблюдали. Наши волонтёры закупали продукты питания и носили пожилым людям домой. По примеру СССР мы возродили добровольную народную дружину. Ребята следили за соблюдением мер самоизоляции: детям не давали играть на улице, чтобы минимизировать контакты и снизить риск заражения. Как следствие, пандемию мы по сравнению с другими регионами прошли хорошо.

Что особенно примечательно, ни одна организация из-за ковида в Байконуре не закрылась, хотя на коммерческих структурах ограничения сказались сильно. Чтобы смягчить удар, мы ввели меры финансовой поддержки, налоговые каникулы, снизили арендную плату. Это дало позитивные результаты. Так, за последние два месяца открылось уже десять новых кафе, что даже для некризисных времён — индикатор бурного роста деловой активности.

«Байконур на самом деле очень дружный. Он, наверное, единственный город, где после распада СССР доброжелательное и сопричастное отношение людей друг к другу ощущается настолько сильно. Несмотря на обилие национальностей, населяющих город, мы все один народ — байконурцы, потому стараемся переживать вместе и радости, и горести».

Какие специалисты нужны современному Байконуру? Видите ли вы потенциал в сотрудничестве Байконура и МГИМО?

Когда два года назад Байконур посетил с визитом проректор МГИМО Сергей Владимирович Шитьков, мы подписали договор о дружбе и взаимодействии. Тогда же к нам приезжали студенты ФПЭК, изучающие экологию. Они заполняли исследовательские дневники и много общались с ровесниками из числа местных жителей. Для города это было событие, и, разумеется, нам интересно продолжать реализацию совместных экологических проектов.

Байконур может стать отличным местом для практики и научной работы экономистов и юристов, которых нам сейчас так не хватает. Хотя международных приложений для знаний и навыков выпускников МГИМО здесь немного, разве что отделы внешних связей турагентств, но владение языками, этикетом и методами эффективной коммуникации крайне необходимы и востребованы.

Вам удалось стать «байконурцем»?

Да, я чувствую себя им на 100%, когда с утра до вечера погружён в дела города и космодрома. Приятно работать и осознавать, что результат зависит от тебя. Ставлю задачу, расписываем пошагово дорожную карту, и все наши 48 организаций понимают, что если одна из них что-то не успеет, то другая, не получив изделие или услугу, также не сможет выполнить свои обязательства, что приведет к срыву космической программы. За несколько лет мы наработали такие ритм и ответственность за порученное дело, что на всех этапах делаем всё четко в срок. Мы заточены на общее дело и руководствуемся принципом мушкетёров: один за всех, и все за одного.

апрель 2021