О закрытом космосе. И тех, кто его открывает

Год назад мы увлечённо наблюдали в прямом эфире за запуском Crew Dragon Илона Маска, а затем ещё неделю обсуждали это событие. А когда в последний раз вы с таким же азартом следили за успехами российской космонавтики? Мы обсудили с пятью популяризаторами космоса, что мешает сделать работу космической индустрии в России такой же популярной, как и проекты SpaceХ, и как вернуть интерес аудитории к изучению Вселенной.

Проблемы современной космонавтики

Что мешает говорить о космосе?

С развитием технологий появилось много инструментов и платформ, с помощью которых можно сделать космос ближе, чем он есть на самом деле. Приложения для отслеживания местонахождения любых небесных тел или траекторий спутников. Аккаунты в социальных сетях действующих космонавтов, которые в режиме онлайн рассказывают о том, что происходит на МКС. Экскурсии на космодромы для всех желающих. Безграничные возможности для популяризации отмечает и космонавт-испытатель Марк Серов: «Даже я как энтузиаст космонавтики, занимающийся ею всю жизнь, удивляюсь, видя в ленте социальных сетей снимки с Марса или Луны. Несколько лет назад о таком и подумать не могли».

Но одних современных технологий недостаточно, чтобы пробудить интерес к космосу. По мнению инженера Андрея Емельянова, участвовавшего в разработке космических аппаратов, а теперь популяризатора космонавтики, у современной российской космонавтики есть несколько особенностей, которые затрудняют работу популяризаторов.

Например, это отсутствие постоянного доступа к подлинным объектам истории освоения космоса:

«Из недавних примеров: в московский Музей космонавтики по случаю юбилея полёта первого человека в космос всего на несколько месяцев привезли спускаемый аппарат Юрия Гагарина. Возникает вопрос, почему его нельзя сделать частью постоянной экспозиции музея? Основные мемориальные космические аппараты у нас находятся в ведомственных музеях, а, например, в США все подобные экспонаты – в публичном доступе. Спускаемая капсула «Меркурий», совершившая первый суборбитальный полет, находится прямо рядом с Белым домом в Вашингтоне. У нас же всё спрятано за семью замками». Кроме того, существует ограниченность доступа к самой информации: «Космонавтика может быть военной, а значит, связанной с рядом строгих правил».

Андрей Емельянов говорит, что современные популяризаторы «пытаются выбраться из информационной ямы, которая окружает сейчас нашу космонавтику». Они работают в архивах, с пресс-службами профильных ведомств, но до уровня освещения космических событий зарубежными коллегами ещё далеко. Автор тематического блога на LiveJournal и YouTube Филипп Терехов на конкретных примерах подтверждает его мысль: «У нас совсем недавно стартовала «Ангара», но ни одной бортовой камеры на неё поставлено не было, почему – загадка. Или история с ракетой-носителем «Союз», камеры на неё в России поставили только в 2016 году, после того как это сделали в Европе, хотя в эксплуатации такая модель уже не первое десятилетие. Я не критикую действия наших космических структур, просто задаюсь вопросом, почему так происходит».

Ещё одно препятствие на пути популяризации — отсутствие как такового любопытства у читателей к космической тематике. «На мой взгляд, космос сейчас не воспринимается как что-то инновационное и необъяснимое, как это было в XX веке, — рассказывает Анастасия Сваровская, контент-менеджер сообщества по популяризации космонавтики и астрономии с полумиллионной аудиторией «Открытый космос». — Сейчас для многих полёты за пределы нашей планеты стали чем-то абсолютно обыденным, поэтому и интерес начал угасать. Но, во многом благодаря Илону Маску, который не только делает крутые космические проекты, но и масштабно их продвигает, эта тема вновь становится популярной. Особенно среди молодых ребят, которые с радостью смотрят на качественные видеотрансляции космических запусков или красивые фотографии».

Координатор проектов Федерации космонавтики Санкт-Петербурга Ирина Исаева считает, что другими популярными темами являются облёты Луны и Марса, работа луноходов и марсоходов. «И России тут есть чем гордиться, например, космической обсерваторией «Спектр-РГ», созданной совместно с немцами. Она дает самые интересные снимки.

Во многих международных проектах участие российских специалистов достаточно велико. Но мы практически ничего не знаем о таких достижениях».

Несмотря на возникающие сложности, наши герои уверены, что космос – это та тема, о которой действительно важно говорить. «От того, насколько в стране развита космическая сфера, зависит и ее роль на международной арене, – считает Андрей Емельянов. – Хорошая космическая наука и развитое космическое производство – это основы сильного государства. Космос – вершина научного развития человечества, он двигает его вперед». Анастасия Сваровская добавляет: «Узнавать о космосе нужно и просто потому, что это красивая и интересная часть нас и нашей жизни. Благодаря космическим исследованиям мы много узнаём о нашей планете, о физиологии человека. Космос вроде очень далеко, но на самом деле очень близко».

«Всё всегда упирается в людей»:

Как заниматься популяризацией космоса?

Современные популяризаторы космоса – это энтузиасты из разных областей, которые по-настоящему увлечены наукой и продвигают её в России. «Я занимаюсь этой темой, просто потому что мне нравится – вот и всё объяснение. И я очень сомневаюсь, что смог бы заниматься популяризацией космоса, если бы воспринимал её как свой «крест», вкладывая какой-то глубочайший вселенский смысл», – подтверждает Филипп Терехов.

Для некоторых наших героев их блоги и лекции – это не просто личный интерес к теме, а вклад во что-то гораздо большее. Марк Серов убежден, что его цель как популяризатора – сделать космос частью повседневной жизни людей: «Чем больше интерес в обществе, тем больше решений в пользу расширения и развития космической программы будут принимать руководители. Именно поэтому я с большим удовольствием рассказываю о космической деятельности аудитории разного возраста».

Но как найти подход к читателям и слушателям с разными интересами?

Отвечая на этот вопрос, Филипп Терехов приводит поучительный пример из жизни: «Однажды в Самаре мы побывали в двух местах: музее авиации и космонавтики при Самарском университете и музее игрушечных лягушек. В последнем была интересная и забавная программа экскурсии. А вот в музее авиации нас встретил очень равнодушный и недружелюбный смотритель, запретивший даже фотографировать. Из этого сравнения я сделал простой вывод – всё всегда упирается в людей. Чтобы было интересно, в первую очередь, должен быть человек, который сам горит этой темой, знает, умеет искать информацию и хочет ей делиться».

Марк Серов отмечает, что важно подстраиваться под аудиторию и её степень вовлеченности, подготовленности: «Нужно уметь балансировать между эмоциональным и интеллектуальным подходом. Тогда люди начнут вникать, понимать суть и заинтересуются ещё больше. Всё, что я рассказываю о космонавтике, основывается, в первую очередь, на собственном опыте».

А как ежедневно писать и говорить о космосе тем, кто не имел возможности там оказаться? Анастасия Сваровская успокаивает: «Писать о космосе, никогда там не побывав, абсолютно нормально, ведь со мной впечатлениями и эмоциями делятся космонавты, этого достаточно. Мы пишем и про дальний космос, а там я точно не смогу оказаться».

У Ирины Исаевой тоже нет цели побывать за пределами Земли, но всё же, по её словам, стоит немного приблизиться к космосу, чтобы найти вдохновение увлечь им других: «Я была на старте на Байконуре, и это самое интересное событие за последние несколько лет. Если бы каждый увидел это зрелище, то не приходилось бы обсуждать, почему нужно говорить о космосе, заниматься им, почему необходимо финансировать эту сферу и двигаться вглубь космоса».

апрель 2021