73 года разницы не мешают нам обсуждать косметику и «Фабрику звезд»

ТЕКСТ  Валерия Никитина
Просмотров 2835
Многим из нас в детстве повезло общаться с ветеранами, когда они приходили в школу, делились воспоминаниями, показывали фотографии. К счастью, и сегодня мы еще можем услышать истории о войне от свидетелей тех событий. Особенно ценно, когда это – члены нашей семьи, близкие родственники. Валерия Никитина рассказывает о своей прабабушке Лидии Григорьевне Никитинской, делится кадрами из семейного архива и объясняет, почему прабабушка для нее не только старший член семьи, но и близкий друг.

Помню, как лет в восемь, может девять, школьный друг пригласил меня на 9 мая в гости. И я, радостная, прибежала к папе даже не отпроситься, а просто предупредить, что не поеду с ним и мамой на праздник к прабабушке – ветерану войны. Папа меня выслушал и произнес слова, которые я запомнила надолго: «Ты, конечно, можешь поехать к друзьям, но, знаешь, бабушка старенькая, в следующем году ее может не быть с нами, а она всегда так рада тебя видеть, поехали все-таки вместе». С тех пор где бы я ни находилась и чем бы ни занималась, на каждое 9 мая у меня один план – вместе с семьей поздравить Бабушку. Это не «обязаловка» и не визит из вежливости на пять минут. Это возможность побыть рядом с ней, послушать истории, причем каждый год новые, поговорить о серьезном или поболтать по душам.

У меня всегда перехватывает дыхание, когда моя прабабушка Лидия Григорьевна Никитинская рассказывает о начале войны. Летом, перед началом учебы в Перми, она гостила у своей тети в небольшом уральском городе. В тот год было необычайно теплое лето. 22 июня из граммофона на весь городок раздался голос Левитана. Мужчины начали собираться на фронт, а женщины провожать их со слезами. Бабушка на всю жизнь запомнила голос Левитана: первый год войны каждый день начинался со сводок по радио: «Отступаем…». 

В октябре 1941-го моей прабабушке было 16 лет. К этому моменту она не просто окончила десять классов школы, а уже стала добровольцем в сандружине, прошла краткосрочные курсы медсестер и начала работать в эвакогоспитале, где отвечала за сотни раненых, оставаясь в одиночку на ночные дежурства. В 1943-м ее, совсем молодую девушку, призвали на службу на 2-й Украинский фронт в прифронтовой госпиталь, где она стала техником-гипсовщиком нижних и верхних конечностей. За время войны она прошла Украину, Румынию, Венгрию, Чехословакию.  Четыре года работы в госпиталях стали основанием для присвоения ей звания младшего сержанта медицинской службы.

На вопрос: «Как ты смогла на такое решиться?», – бабушка просто разводит руками. Говорит, тогда даже не думала, просто каждый день шла и работала: накладывала или снимала гипс. Перевязочного материала постоянно не хватало, рук тоже, поэтому сама таскала на носилках раненых. И откуда только силы брались! Бабушка старалась выходить даже самых тяжелых больных. До сих пор она часто вспоминает солдата, которого в госпитале называли «нежилец», а он из тела в окровавленных бинтах превратился в бравого парня и снова ушел на фронт.

День Победы бабушка встретила под Прагой. На ночном дежурстве она еще видела в небе ракеты, а утром пришла медсестра на смену и сказала, что война закончилась. «Началось нечто невообразимое, – рассказывает бабушка, – мы выбежали на улицу и, вопреки всем правилам дезинфекции в госпитале, обнимались и целовались со всеми (там были и русские, и чехи), все радовались». Вечером солдаты пришли с баяном и молодежь пела и танцевала до утра. Однако госпиталь продолжил работать, и бомбежки стихли не сразу, а домой бабушка вернулась только в ноябре 1945 года.

Ей тогда было 20 лет, мне сегодня – 21. Я, как и многие мои ровесники, учусь в университете, пробую себя в профессии, строю планы, мечтаю. Однако иногда я задумываюсь, как же страшно всего этого лишиться в одночасье. Моя бабушка в школе была отличницей, мечтала получить высшее образование и стать врачом. В силу непростого положения семьи после войны ей пришлось выучиться на бухгалтера, начать зарабатывать и заботиться о своей болеющей маме. Несмотря на то, что поработать в медицине ей удалось только на войне, бабушка продолжает считать врачей представителями самой важной профессии, а каждого молодого члена нашей семьи настраивает стать медиком, но пока безуспешно.

Этот год для бабушки юбилейный. Только что мы всей семьей отметили ее 95-летний юбилей, а уже пора готовиться к 75-летию Победы. Ее праздничный костюм, как всегда, украсят заслуженные награды: орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией» и несколько юбилейных. А мы, ее семья, выстроимся в очередь за памятным снимком.  Желающих достаточно: две дочки, четыре внука и четыре правнучки. И каждый хочет личную фотографию. А сама бабушка больше всего любит общие снимки, где вся семья в сборе: говорит, что это и есть ее главная и самая ценная награда. 

Бабушка однажды заметила, что рассказала мне о войне достаточно для того, чтобы я передала это своим детям, и они тоже знали об этом событии не только из учебников истории или «Википедии», но и от семьи. В этом мне, конечно, очень повезло: с раннего детства я имею перед глазами живой пример верности себе, стойкости, любви к труду и жизни, уверенности в каждом принятом решении и ни капли сожаления после. «Жизнь прекрасна и удивительна», – любит повторять бабушка после просмотра очередной программы про зоопарки в Африке или историю Ирака. А я в такие моменты мечтаю в свои 95 лет иметь такой же пытливый ум, твердую память и бесконечное желание узнавать.

Дружеским советом или конструктивной критикой, бабушка всегда поможет и поддержит. Между мной и бабушкой (точнее прабабушкой, но я так никогда ее не называю) два поколения, 73 года разницы, которые, однако, не мешают нам говорить не только о войне, но и обсуждать косметику и «Фабрику звезд». И я горжусь этим.

май 2020