Карина Амангалиева: «Протокольщик может тихонько посмеяться над ивент-агентством»

ТЕКСТ  Марина Закамская
Просмотров 2665
С Кариной Амангалиевой, заместителем начальника отдела Управления протокола Госдумы мы решили встретиться прямо около места её работы. Что неудивительно: кто откажется от приятной беседы за чашкой кофе в перерыве между работой в один из последних теплых деньков? Мы говорили о журналистике, которую Карина вспоминает с придыханием, о любимом факультете и, конечно, преданности своей стране - а о чем еще говорить рядом со стенами Кремля?

Вы окончили бакалавриат Института Азии и Африки МГУ, а потом поступили на магистратуру МЖ МГИМО. С чем было связано это решение? 

У нас в семье, можно сказать, журфаковская династия. Отец учился с Ярославом Львовичем Скворцовым на одном курсе, мы с братом в разные годы окончили МЖ. После 4 лет изучения экономики, бесконечного количества формул, к которым душа у меня не лежала совершенно, я захотела писать. МГИМО показался самым подходящим местом. 

Факультет оправдал ваши ожидания? 

Еще как. Главное, наверное, что я получила – это уверенность в себе. Когда я училась на ИСАА, я была очень застенчивой: подойти к незнакомому человеку для меня было настоящей проблемой. И в этом плане факультет мне очень помог. После многочисленных интервью можно было договориться уже с кем угодно. 

У кого вам приходилось брать интервью, когда вы работали журналистом? 

У кого только не брала. У Президента МОК еще до допингового скандала, у Сергея Собянина, у Сергея Безрукова… 

А кто вас впечатлил больше всего? 

Впечатляют те, от кого ты этого не ждешь. Те, кто отдал 50 лет ракетостроению или, например, спасению людей. Я помню, как во время олимпиады ко мне не раз обращалась служба МВД с просьбой взять интервью у кого-нибудь из силовиков. Нам это не было нужно для олимпийской газеты, и я сказала, что если они найдут мне очаровательного парня с гагаринской улыбкой и собакой, который только что спас родину и сейчас работает на олимпиаде, я возьму у него интервью. На следующее утро меня встречает потрясающий блондин с гагаринской улыбкой, голубыми глазами и собакой. Я говорю: «Только не говорите, что вы еще родину спасли от какого-нибудь теракта». Он: «На играх нет, но вообще, раз пять было». Интервью тоже оказалось очень интересным. Или, например, когда мы делали балетную серию, порой гораздо интереснее оказывалось общаться мастерицами, которые шьют пачки в Большом театре, или художниками по свету, чем с примами балета. 

На самом деле, любой протокольщик может тихонько посмеяться над любым ивент-агентством. 

Почему вы решили перейти на государственную службу? 

Просто после 6 лет журналистской практики я решила вернуться к истокам. Сейчас я занимаюсь дипломатическим протоколом церемониала. Это все обычаи и традиции, которые соблюдаются в парламентской дипломатии. Это организация визитов спикеров палат парламентов иностранных держав в Россию, командировки нашего Председателя за рубеж, обмен делегациями между Госдумой и другими парламентами. И, конечно, все то, что проходит в России. В общем, это сотни мероприятий в год. Выходные… Бывают иногда. 

 Сколько времени у вас уходит на подготовку мероприятия? 

На самом деле, любой протокольщик может тихонько посмеяться над любым ивент-агентством. Когда коллеги жалуются, что им нужно организовать банкет для звезд и у них на это всего два месяца, что они не знают, как обзвонить всех гостей… Нам на такие мероприятия дают примерно два дня. Мы привыкли работать в таком режиме. 

Для этого, наверное, самому нужно быть очень дисциплинированным человеком? 

Конечно. А еще эрудированным. Я помню, как один раз в ложе Большого театра не оказалось переводчика, и иностранный спикер поинтересовался сюжетом балета. В такие моменты как раз нужен протокольщик, который расскажет, о чем балет, причем красиво и без запинки. Помню, как во время одного международного форума я узнала, что наш подрядчик заказал комплект флагов Индонезии, Польши и Монако, каждого по три штуки. Это могло прийти в голову только сторонней организации, потому что эти флаги одинаковые, и каждый мгимовец это знает. 

Он мог прямо во время лекции позвонить Тиму Ли, который изобрел интернет, и спросить: «А зачем ты это вообще сделал?»

Кто из преподавателей МГИМО повлиял на вас больше всего? 

Конечно, Ярослав Львович, который вел у нас специальность. Андрей Евгеньевич Коротков, невероятный человек. Он в каком-то смысле стоял у истоков российского интернета, написал половину российской Википедии. Знал совершенно всех в Кремниевой долине, мог прямо во время лекции позвонить Тиму Ли (Тимоти Джон Бернерс-Ли – создатель Всемирной паутины – Прим.ред.), и спросить: «А зачем ты это вообще сделал? Мои студенты не понимают». На семинарах мы могли переводить латинские стихи на русский. Это оказалось действительно полезным, потому что точность перевода литературных форм необходима при переводе коммюнике, нот МИДа или составлении всех этих документов. 

Нас научили стрелять из дуэльных пистолетов, потому что никто не знает, как пройдут дипломатические переговоры. 

Есть что-то, чего вам не хватило на факультете? 

Нам дали все, что нужно. Мы прочитали много книг, нас научили танцевать в бальной студии, что пригодились на многих приемах, научили стрелять из дуэльных пистолетов, потому что никто не знает, как пройдут дипломатические переговоры. Языков дали даже больше, чем нужно в жизни. 

А какая у вас мечта? 

У меня нет желания достигнуть какой-то чрезвычайно высокой должности, благо, карьера и так складывается. А вообще, мой дед, который был послом, давным-давно сказал фразу, которая повлияла на всю мою жизнь: «Я просто хотел служить своей стране в любой должности и при любых обстоятельствах, которые моя страна считала для меня возможными». Я стараюсь жить по тому же принципу. 

 За что вы любите Россию? 

А за что вы любите родителей? Они, может, не выглядят как модели, не выигрывали Нобелевской премии по математике, могут быть уже стары и полноваты. Но вы же их любите. Да и не могу я себя представить в другой стране, в другом городе. Я же еще москвичка и чертовски люблю свой город. Кафе на улицах, широкие тротуары, тенистые парки, а в центре него – крепость XVI века, самая большая в Европе. Это же потрясающе.

Блиц

МЖ научил меня никогда не промахиваться.
Больше всего в МГИМО я скучаю по спорам о внешней политике Севефидов и возможном влиянии интернета на ход Троянской войны, но если без шуток, по своему научном руководителю А.В. Короткову, светлая ему память.
Успех  это возможность изменять мир.

сентябрь 2018