They care about us

ТЕКСТ  Марина Закамская
Просмотров 2376
Ника Савчук и Полина Балашова – о том, как преподавали английский бразильским детям в Сальвадоре

Принято считать, что волонтерство – это работа, за которую человек не получает ничего взамен. Но единственное, что волонтер не получает за свою деятельность – это деньги. При этом, помогая другим людям, он может практиковать иностранные языки, изучать незнакомую культуру во всех ее проявлениях, заводить знакомства, наслаждаться экзотической природой и – что самое главное – получать эмоциональный заряд и удовольствие от жизни. Об этом нам рассказали Полина Балашова и Ника Савчук, которые ездили в этом году по программе AIESEC в Бразилию, чтобы учить местных детей английскому языку. Местом их работы был город Сальвадор, где 23 года назад Майкл Джексон снял клип на песню «They don`t care about us». 

Для Ники и Полины это был не первый опыт работы с детьми. Девушки являются волонтерами организации «Друзья детей Кондровского детского дома», в которой помогают нынешним детдомовцам готовиться к взрослому миру, а бывшим – зарабатывать на жизнь честным трудом и создавать крепкие семьи. Ника также участвует в программе «Послы русского языка»: в прошлом году она ездила в Армению, где рассказывала местным школьникам про русскую культуру. Полина во время своей учебы в Португалии преподавала русский язык и помогала детям с диагнозом ДЦП на конной терапии. Но, несмотря на весь опыт, поездка в Бразилию для обеих девушек все равно стала особенной. 

«Мы люди разных полушарий»

Полина: «Главной целью нашей поездки было узнать особенности португальского языка в Бразилии. Я его преподаю, в будущем планирую работать переводчиком, и для меня очень важно понимать нюансы произношения, разницу в использовании определенных выражений. К тому же, я люблю переводить бразильскую поэзию, а для этого мне нужно понимать особенности бразильского менталитета». 

Ника: «Бразильцы – очень открытые люди, очень легко идут на контакт. Отношения для них – скорее опыт, чем что-то серьезное. Такой подход, на мой взгляд, очень контрастирует с нашим мировоззрением, по крайней мере, с моим точно». 

Полина: «Они намного легче в общении, чем русские. Например, в Жуау Пессоа мы жили у девушки, с которой я была знакома всего один день в Португалии. Она с радостью приняла нас к себе в дом. Общаться с бразильцами легко, они искренние и всегда остаются самими собой: прыгают от радости, спонтанно обнимают, пищат, кричат, смеются. В общем, излучают радость». 

Во время путешествия в Бразилию Полина вела Telegram-канал «Записная книжка». Мы поделимся только некоторыми зарисовками оттуда – остальное вы можете прочитать сами. 

7:30. Мы заходим в битком набитый автобус. Громко играет бразильская музыка, мы протискиваемся вперед. Контролер постукивает ритм музыки, и женщина рядом с нами начинает танцевать самбу. Вот она – настоящая Бразилия. 

Ника: «Когда я читала о Бразилии и смотрела фотографии фавел в интернете, это было одно, но когда я своими глазами увидела эти дома без крыш, как люди в них живут... Мне так обидно видеть, что наши люди порой недовольны жизнью. Ведь у Бразилии с Россией столько общего: оба государства – огромны по своей территории, богаты экономическими ресурсами, достойны того, чтобы быть передовыми. При этом в обеих странах есть огромное количество проблем. Но в Бразилии люди умеют быть по-настоящему довольными своей жизнью, проще ко всему относиться. Я не говорю, что нам нужно молчать о том, что нас беспокоит. Но, может, стоит быть более жизнерадостными, радоваться тому, что у нас есть...» 

После работы я устроила пробежку вдоль пляжа, а потом, когда уже стемнело, нырнула в теплый океан. Я плыву на спине и смотрю на звезды. Чувствую себя абсолютно счастливой. И тут я поворачиваю голову и вижу улыбчивое лицо чернокожего бразильца, который начинает смеяться и, глядя на меня, говорит: "Delícia, não é?" ("Красота, не правда ли?") 

Ника: «Конечно, многое зависит от климата. Мы там были зимой – это сезон дождей. А они там, кстати, страшные: попал под дождь – тебя уже никакой зонт не спасет. Но в остальное время такое солнце, кокосы… Я вспоминаю картину в Рио: лазурное море, белый песок, рядом Сахарная Голова (гора Пан-ди-Асукар – Прим.ред.), статуя Христа. Я думаю в этот момент: почему здесь нет всех моих друзей? Это же такое счастье! А в Москве дождливая погода, серое небо – это на нас давит. Мы люди разных полушарий – это многое объясняет». 

В мире 11-х айфонов 

Полина: «Мы жили в трехэтажном доме с бассейном – организация подобрала нам очень хорошее жилье. А из окна этого дома открывался вид на фавелы. Мы всегда думали, что они находятся где-то на периферии, а, оказывается, в Сальвадоре они перемежаются с богатыми районами. То есть ты можешь идти по обычной улице и уже через 500 метров попасть в бедный район, увидеть людей с заплывшими глазами, лежащих на земле, просящих милостыню». 

В Сальвадоре у самого океана раскинулся район Барра. Там есть маленькое кафе, где можно недорого и сытно пообедать. После работы мы отправились туда. Как всегда заказали курицу и фейжоаду (рис с фасолью, традиционное бразильское блюдо). Неподалеку от кафе на лавочку сел сутулый человек. Он был страшно худой, кожа да кости. Я подошла к нему и протянула реал – он поблагодарил. Я запомнила его грязные руки и добрые, искрящиеся жизнью глаза. Мы доели наше блюдо, которое было настолько большое, что с лихвой хватило на двоих. Мы не осилили даже добрую половину фейжоады. Я не спускала глаз с этого человека. По нему было видно, что он голодал не один день. Я спросила у официантки, можно ли этому человеку сесть рядом с нами и поесть – она разрешила. Я подошла к мужчине и сказала, что у нас есть для него еда. Он взял свои мешки и поковылял за мной. Мы попросили его сесть за соседний столик, дали ему прибор и поставили перед ним тарелку с фейжоадой. Он чуть было не начал перекладывать еду в свою старую миску, но я его остановила и сказала, что мы очень хотим, чтобы он поел с нами. Бедный мужчина тихо замямлил: "Мне стыдно, мне стыдно, я не могу есть с вами..." Но я настояла и сказала, что мы очень хотим, чтобы он составил нам компанию. Человек набросился на еду, сказал нам, что не ел уже два дня. Мы предложили ему воды и налили ее в стакан из моей бутылки. Он выпил залпом. От мужчины неприятно пахло, но на душе мне было так радостно, что он, такой же человек, как и мы, ест рядом с нами, а не на лавке из своей грязной миски. Из-за соседнего столика к нам подошел мужчина и отдал целую порцию мяса. Наш новый знакомый поблагодарил его и воскликнул: "Какой хороший день!" 

Ника: «После этой истории мы с Полиной просто шли и плакали. Такого мы еще не видели – как тощий человек просто запихивает в себя еду. Он не был наркоманом или алкоголиком. Мы не знали, какая у него судьба, но видели, что он никому не нужен. Он собирает свои банки, получает за них копейки, и ему нечего есть. Это ужасно – что в мире высоких технологий, 11-х айфонов, до сих пор существуют такие бедные люди, которым просто нужна еда». 

Еще мы обратили внимание на то, что богатые совсем не умеют радоваться. В Сальвадоре в фуд-корте часто едят обеспеченные люди, смотрят на свои гигантские тарелки пустым взглядом. В Бразилии многие страдают от ожирения и у каждого второго человека висит живот. Это неприятно... Я восхищаюсь гастрономическим разнообразием здесь, но мне страшно смотреть иногда на то, как люди нажираются как свиньи... Я покупала обеды в кафе самообслуживания, и мне всегда казалось, что этой порции хватило бы, чтобы накормить несколько бездомных. 

«А вы из телесериала?» 

В NGO (общественная организация – Прим.ред) на кухне ползают насекомые и обеды там совсем не вкусные. Детям сваливают печенье в тазики и раздают, пока они сидят на полу... Они набрасываются на сэндвичи, если им предлагают добавку. А еще, когда мы учили фразу "I'm happy", мальчик посмотрел на меня и сказал: "А что, если я несчастлив?". Я сказала, как это будет по-английски и спросила его: "Почему ты несчастлив?". А он сказал: "Хочу..." и провел пальцем по шее. Я наклонилась к нему, положила руку на плечо и сказала, что жизнь – это подарок нам от Бога и мы должны ей дорожить, что он обязательно будет счастлив... 

Ника: «Эти дети – жертвы жестоких обстоятельств. У многих из них просто нет желания жить. Они пытаются радоваться жизни, но она у них настолько небеззаботная, что я понимаю: мы им нужны – волонтеры, которые приезжают и стараются как-то повлиять на их судьбу. Мы хотели им показать, что есть другой мир, есть другие языки. Они живут в Бразилии и не имеют представления о том, что ее можно покинуть. Когда я одной девочке лет десяти сказала, что я из России, и показала нашу страну на карте, она ответила: «Ой, а я там была два месяца назад». То есть у ребенка даже нет понимания, что Россия – это не город в Бразилии. Еще многие дети часто спрашивали меня: «А вы из телесериала?» Для них люди другой внешности – это актеры с телеэкрана». 

«Если волонтерство не приносит вам радость, тогда не нужно им заниматься» 

Когда я прихожу учить бразильских детей английскому, многие из них смотрят на меня, как волчата, говорят: "Занятия скучные, мы хотим играть". Когда мы включаем детям песни, они не повторяют слова. Когда просим повторить что-то, не могут. Даже элементарное "How are you" они не могут воспроизвести без ошибок. Маленькие дети до 7 лет не все знают алфавит и умеют писать. Поэтому на наших занятиях они ничего не записывают. А когда мы повторяем на следующий день те же слова, будь то еда, транспорт или члены семьи, они не помнят ровным счетом ничего. И становится так грустно, когда ты прикладываешь столько усилий, чтобы подготовить карточки со словами, ищешь песни и игры, видео, а детям это все кажется ненужным и бесполезным. 
Есть, например, тут маленькая девочка Тайла. Чернокожая, с большими губами, она совсем плохо соображает, и мы начинаем терять терпение... А другая девочка, Ана Каролина, на этой неделе впервые сказала: "Мне нравятся уроки английского", – когда я зашла в комнату и попросила всех сесть и успокоиться. Невозможно представить, как я была рада. 

Полина: «Мне кажется, все, что мы делаем, должно приносить радость нам и пользу другим. Если волонтерство не приносит вам радость, тогда не нужно им заниматься. Мне просто нравится ощущать себя полезной и жить не только для себя. Мне кажется, что, если мы счастливы, мы должны этим счастьем делиться. Мы работали с детьми в течение шести недель. Мы больше часа добирались до работы по жаре, там не было подходящих условий для учебы – ни парт, ни тетрадок. Дети постоянно не слушались: визжали, играли, пели песни – делали все, лишь бы не учиться. Но после такой нагрузки я вернулась в Россию и у меня полно энергии. Мне хочется еще больше работать и заниматься волонтерством. Для меня эта поездка – настоящий энергетический заряд, который помогает двигаться дальше». 

Ника: «Все, что происходило с нами в Бразилии, – это какая-то сказка, мистика. Это даже описать сложно, это на уровне ощущений. Поездка сделала меня другим человеком. Она меня обогатила». 

октябрь 2019