«Консалтинг – это когда, находясь в Большом театре, думаешь, как бы здесь улучшить бизнес-процессы»

ТЕКСТ  Александра Широкова
Просмотров 2948
Илья – сотрудник всемирно известной фирмы McKinsey. Я давно слышала про плотный график и стрессовые условия работы в этой консалтинговой компании, а во время организации интервью окончательно в этом убедилась. Нам пришлось 3 раза переносить звонок, но не по вине Ильи: собрания и деловые встречи затягивались и невольно отодвигали нашу беседу. Наконец, мы смогли встретиться с выпускником МГИМО в Zoom и поговорить о его опыте работы в консалтинге, участии в организации Олимпийских игр и секретах трудоустройства.

Какой факультет вы окончили в МГИМО?

Я окончил факультет Международных отношений, специальность «Регионоведение» и мои регионы специализации: Афганистан, Таджикистан и Иран.

Кем вы себя видели, когда учились в университете?

Изначально, когда приходишь в МГИМО, думаешь, что будешь работать дипломатом. Потом начинаешь больше замечать вокруг, и появляются другие возможности. Смотришь на карьерную лестницу в МИДе и осознаешь, что там твоя жизнь расписана на много лет вперед. Ты не всегда сможешь выбрать траекторию пути, во многом будешь плыть по течению и станешь заложником чужих решений. Так ты начинаешь искать другие варианты, чтобы преобразовать мир вокруг и приносить пользу стране.

Вы видите связь между специальностью, которую вы получили в МГИМО, и своей работой сейчас?

Я скорее вижу магистральную линию. Изначально я пошел на МО, потому что меня интересовала политика и хотелось влиять на формирование положительного образа России за рубежом. Наверное, то, что сближает мою работу и учебу, — это стремление приносить пользу обществу. Многие предметы, которые есть на МО: политология, политический анализ, конфликтология, — применимы и в консалтинге. Вообще, консалтинг – политическая вещь, особенно когда ты работаешь с органами государственной власти.

Во время учебы стажировались ли вы в каких-либо компаниях?

В 2006 году я стажировался в немецкой консалтинговой компании, которая оказывала услуги в области энергетики. Самое забавное, что в МГИМО меня отговаривали ехать туда. Говорили, что нехорошо российскому дипломату ехать стажироваться в западную компанию, что мне не дадут допуск к секретности. Но я все-таки поехал, о чем нисколько не жалею, потому что увидел, как работает консалтинг изнутри, и получил опыт работы в этой сфере.

Что показалось самым трудным, когда вы только пришли работать в консалтинг?

Я бы разделил трудности на те, что есть в самой сфере, и на те, которые есть в McKinsey. В самой отрасли консалтинга сложно понять, что от тебя хотят. Тебе нужно подстроиться под темп работы фирмы-клиента, понимать, какие существуют требования, как работать с людьми. С McKinsey еще сложнее: у фирмы очень высокие требования к консультантам. Здесь ты чувствуешь стресс из-за того, что не дотягиваешь до планки. Тебе нужно быстро набивать руку, но сложно адаптироваться к такому темпу. Фирма построена так, что, когда ты начинаешьсправляться со своим уровнем задач, тебя переводят на следующий уровень ответственности, и требования увеличиваются. В консалтинге ты всегда развиваешься и учишься чему-то новому. Ты учишься учиться.

Чем вы занимаетесь в McKinsey? Расскажите для тех, кто ничего не понимает в консалтинге.

Консалтинг – это очень просто. У компании есть какая-то проблема, которую необходимо решить в короткий срок, но сам клиент этого сделать не может, и поэтому он обращается в консалтинговые компании. Консультанты обладают определенными навыками, которые позволяют им разделить проблему на составляющие и найти ключ к успеху. Помимо этого,консалтинг как сфера обладает международным опытом. Если брать McKinsey, то во всех странах компания работает по принципу единой фирмы. Поэтому сотрудники из разных стран могут обращаться друг к другу за советом. Также фирма постоянно обновляет свои знания и имеет доступ к лучшим экспертам.

Почему вы пошли работать именно в McKinsey?

Длинная история. В год моего выпуска, 2009, я прочитал книгу основателя McKinsey Марвина Бауэра о том, как он создавал компанию, по каким принципам фирма работает и какими вопросами занимается. Во время чтения я понял, что это та работа, которой бы я хотел заниматься. С этого момента у меня появилась любовь к консалтингу с его разнообразными проектами, структурированным подходом к решению бизнес и не только бизнес-задач, аналитическим бэкграундом. Когда я пришел в консалтинг в 2010, то сразу начал работать над проектом подготовки Олимпиады в Сочи. Масштабы работы, которые стоят перед тобой, когда ты занимаешься такого рода проектами, заставляют двигаться вперед. Меня мотивирует решение глобальных проблем, которые будут влиять на людей и улучшать их жизнь.

Какими своими проектами вы особенно гордитесь?

В первую очередь я горжусь Олимпиадой. Это был проект, на который я потратил 5 лет жизни. Я видел, как он живет, реализуется, влияет на людей. Кроме этого, я доволен рядом других проектов, связанных с министерствами. Государство было довольно их результатами. Еще был инвестиционный проект, который мы помогли раскрутить. К сожалению, большая часть нашей работы конфиденциальна, поэтому я не могу вдаваться в детали.

Какая была ваша роль в организации Олимпийских игр?

Я занимался планированием численности персонала, которого было порядка 60-70 тысяч, и составлением графика их рабочего дня. Это был очень скрупулезный и большой проект, потому что нужно было не только найти оптимальное количество персонала, но и организовать работу сервисов для этих людей, включая еду и экипировку. Во время самих игр я работал в главном операционном центре, занимался координацией и управлением персонала на объектах, в том числе выявлением проблем.

С какими сложностями вы столкнулись при работе на Олимпийских играх?

Сложность была в большом количестве людей и различных согласованиях. Трудно было понять, какая оптимальная численность персонала должна быть. И еще сложно было спланировать работу всех сервисов: питания, транспорта, экипировки. Возникало много внештатных ситуаций, которые приходилось решать на месте, но мы с этим справились.

Как опыт работы на Олимпийских играх повлиял на вашу дальнейшую работу в консалтинге?

Он утвердил меня в мысли, что мне интересно работать с публичным сектором и в самой сфере консалтинга. Этот опыт научил меня тому, что работа в консультанте – это не только спокойный режим, когда ты сидишь на одном месте, но и режим операционной работы, когда тебе надо очень быстро решать возникающие проблемы. Сейчас при решении некоторых текущих мне помогает этот опыт, потому что я готов работать в двух режимах.

Я знаю, что вы выступали в МГИМО, что это были за мероприятия?

Это были мероприятия Экономического клуба Oeconomicus. Один раз я выступал и рассказывал про организационный комитет и подготовку к Олимпиаде, а второй раз я уже работал в McKinsey и темой лекции были подходы к решению бизнес-кейсов, устройство McKinsey и способы решения таких задач компанией. Такой же консалтинговый модуль я потом вел в Сколково в рамках программы MBA. McKinsey там проводят мероприятия, где мы рассказываем студентам, что такое консалтинг. Мне нравится такое общение, потому что я чувствую отдачу. Это классный опыт.

Какие вопросы задавали студенты МГИМО во время ваших публичных выступлений?

Вопросов было много, но мне запомнился один: когда мы рассказывали про Олимпиаду и волонтеров, которые поедут и будут работать на играх бесплатно, кто-то из студентов спросил, почему организационный комитет не платит волонтерам и заставляет людей работать бесплатно, зачем это вообще волонтерам нужно. Меня тогда этот вопрос поразил. Люди же ходят на стажировки, работают бесплатно ради опыта, веселого времяпрепровождения. Это был самый поражающий воображение вопрос.

Что, по вашему мнению, помогает молодому специалисту найти свой путь?

Сначала нужно определиться, какого рода задачи тебя мотивируют. Это самое важное, чтобы ты случайно не пошел работать туда, где будет неинтересно. Нужно всегда прислушиваться к себе, но, чтобы ты смог выбрать правильную сферу работы, нужно пробовать и сравнивать ощущения от работы в разных отраслях. Это самое важное в жизни, будешь ли ты получать удовольствие от своей работы или нет.

Какие советы вы можете дать студентам для улучшения навыка решения кейсов во время интервью?

Первое, что мне очень помогло, когда я сам проходил собеседование в McKinsey, — это то, что я расслабился, получал удовольствие от решения кейса и воспринимал решение бизнес-задачи как игру. Могу сравнить это с тем, когда ты учишься кататься на доске для серфинга: ты встаешь на нее, и тренер говорит: «Что ты такой напряженный? Нужно расслабиться». И тоже самое в консалтинге. Ты должен получать удовольствие от того, что ты такой умный и есть сложная задача, которую ты сейчас решаешь. Такой подход помогает отпустить все.

Второе – это навык решения бизнес-задач. Его развить можно с помощью самостоятельного решения тренировочных кейсов и чтения книг, например «Подход McKinsey к решению бизнес-задач». Но самое лучшее, это когда ты понимаешь, что такое consulting mindset (мышление консультанта прим. ред.) и пытаешься анализировать все в жизни с точки зрения консалтинга.

Консалтинг – это когда ты идешь в Большой театр на постановку и все время думаешь, как бы здесь улучшить бизнес-процессы. Происходит профессиональная деформация, когда ты смотришь на мир с точки зрения решения задач. В этом и есть ключ к успеху.

декабрь 2020