Хорошее место, или 888 метров к восходящему солнцу

ТЕКСТ  Анна Караванова
Просмотров 2570
Бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода, как живут и работают выпускники МГИМО. Жизнь специалиста-международника предполагает частые перемещения в пространстве, не только по России, но и за рубежом. Вернее, не так: не только за рубежом (о чём грезят все мгимовцы в коротких студенческих снах), но и по России. В интервью с Адланом Маргоевым мы поговорили о путешествиях, островах и вулканах, медведях и бамбучнике, и о том, как это связано с курильским вопросом.

Адлан – выпускник факультета МО, аналитик Института международных исследований МГИМО, специалист по Ирану и международной политике в области ядерного нераспространения. В Telegram-канале «Безопасность и безумие» они с коллегой Алексеем Токаревым «открывают планету ногами и головой» – познают в путешествиях Россию и мир. «Мы всегда ходим без гида», – говорит Адлан в нашей беседе. Восхождение ли это на Эльбрус, походы по горам Крыма или недавняя поездка на Курильские острова и неожиданно трудное восхождение на вулкан Менделеева на острове Кунашир – 888 метров над уровнем моря – только своими ногами, только своей головой. И тем острее импульс, который движет всеми путешественниками, заставляет подниматься к небесам, опускаться на глубину, часами идти с тяжелым рюкзаком, в мокрых ботинках и со стертыми в кровь ногами.

Это ощущение первооткрывателя, как скажет Адлан: «Путешественники эпохи великих географических открытий исследовали новые места для себя и для всего мира. Всему миру мы вряд ли что-то откроем, а друзьям можем показать какие-то места с новой стороны и для этого снимаем фильмы. Но, прежде всего, мы открываем эти места для себя. На нашей личной карте это уже не серая зона, и чем необычней эти места, чем менее они доступны, тем ярче впечатления от поездки». В путешествиях не всё определяется дистанцией и высотой, крутизной подъёма и тяжестью снаряжения. Когда человек в пути, многое от него не зависит: какие будут погодные условия, какие попутчики…

Но когда человек отправляется на восхождение, он вступает в личные отношения с горой. Главный здесь не человек, человек – гость, а гора диктует свои правила.

«Казалось бы, по сравнению с Эльбрусом, на который мы восходили в прошлом году (я дошёл до седловины – 5300 метров), вулкан Менделеева – нечто очень лёгкое, и мы даже не отнеслись к этому серьёзно. Но это был один из самых сложных походов за наш опыт восхождений с 2014 года. Когда мы добрались до фумарольных полей, мы сошли с основного маршрута и оказались на старой заросшей тропе. Вскоре она перестала существовать, и мы поняли, что увязли в чаще. Мы пробирались сквозь чащу, карабкались по отвесным скалам и, дойдя до вершины, поняли, что обратной дороги нам уже не видать. Сквозь дикую чащу мы отправились вниз под наклоном в 60 градусов и попали в пересохшее русло реки, которое наполняется водой во время таяния снегов. К ночи спустились вниз. Дальше был плотный слой бамбучника в человеческий рост. Колени были настолько отбиты поваленными деревьями, которых не было видно в траве во время спуска, что само прикосновение стебля этого растения причиняло боль. Мы поняли, что способны на самые дикие восхождения, но повторять (пока) не хотим».

Каждый раз исход путешествия далеко не очевиден. Неизменно одно – уникальный опыт, неповторимые впечатления, незабываемые истории.

«Карта путешествий – в голове, она вся в историях, и по ассоциации с одним лишь словом мы можем вспомнить и воспроизвести любое событие, произошедшее с нами на каком-либо острове. Наше общение с друзьями во многом соткано из впечатлений, которые мы собираем в экспедициях».

На Курильских островах главная угроза путешественникам – медведи. Как и когда они здесь появились, учёные до сих пор спорят: обитали ли животные на этих территориях до того, как Курилы отделились от материка, или медведи перебрались на острова после этого? Медведей здесь много, они дикие, из-за сокращения рыбных ресурсов голодные, а потому жестокие – совсем не такие, как в русских народных сказках. Туристы верят, что если медведя не дразнить, то к человеку он не подойдет. Но курильские медведи особенные. «Сегодня, 18 октября, рано утром в оперативные службы Южно-Курильского района поступило сообщение о том, что в районе бывшего поселка Космодемьянский на двух местных жителей напала медведица», – такие сообщения регулярно появляются в местных СМИ. Всех туристов, прибывающих на острова, предупреждают о возможной угрозе нападения дикого зверя, но не все относятся к этому с надлежащей осторожностью.

«Туристы, которые не проявляют бдительность, вызывают усталое раздражение у местных жителей, потому что курильчане понимают угрозу встречи с медведем. Мы встретили медведя по пути к Белым Скалам на Итурупе, и за две недели на Южных Курилах у нас выработался навык искать в фоновом режиме убежище, если вдруг медведь выйдет на нас. Шикотан – рай для палаточников, ведь это единственный из всех населённых островов Курильской гряды, на котором нет медведей. Здесь вы понимаете, что можете вздохнуть спокойно, лечь на траву, устав после длинного похода, и уснуть в полной безопасности».

Шикотан – рай не только для палаточников, но и для любого, способного видеть. Там есть, на что посмотреть: высокие скалистые берега, заливы и бухты, горные озера и ручьи. Неслучайно есть версия, что название острова переводится с японского как «хорошее место» или «лучшее место».

Место и правда хорошее, но после смены премьер-министра Японии не только курильчан, но и всех россиян волнует судьба Курил. Какое значение теперь приобрел курильский вопрос для японских партнёров? Позиция России непреклонна: Курилы останутся в составе Российской Федерации.

декабрь 2020