Верь в Тверь: вице-губернатор Тверской области Андрей Емельянов о культуре и образовании в регионе

ТЕКСТ  Глеб Зуев
ФОТО  Отдел информационного сопровождения правительства Тверской области
Просмотров 2522
Тверь – важный город для нашей редакции: в местной типографии мы печатаем журнал, несколько раз выступали экспертами на форуме «Медиасмыслы» и просто приезжали на экскурсии от редактора Глеба Зуева в его родной город. Поэтому для наших авторов это не просто «столица русской провинции», как часто называют Тверь ещё со времён писателя Салтыкова-Щедрина, который работал здесь вице-губернатором. Его нынешний коллега, зампредседателя правительства Тверской области и выпускник МГИМО Андрей Емельянов в это определение не вкладывает ни капли негативного смысла. Он впечатлён историей региона, отмечает его постепенное развитие и готов приложить силы, энергию и опыт для достижения ещё большего прогресса. В марте этого года он переехал жить и работать в Тверь после службы в посольстве в Израиле и в российских федеральных органах власти, чтобы курировать развитие культуры и образования в области. Легко ли было отправиться на работу в регион? Что успело произойти за эти полгода? И почему каждому обязательно стоит посетить Тверскую область? Об этом мы поговорили с Андреем Емельяновым.

Столица провинции

Что вы знали о Твери до своего назначения, бывали ли в области?

Да, конечно же. Наверное, надо быть абсолютным московским «шовинистом», чтобы не знать хотя бы регионы, граничащие с Московской областью. Я всегда чередовал поездки за границу с путешествиями по родной стране. Не так часто, как хочется, но всё же и сейчас иногда удаётся ездить по России с отцом, профессором МГИМО. С ним мы посещали разные места в Тверской области: усадьбу Знаменское-Раёк, церковь в селе Красном, Свято-Успенский монастырь в Старице, дом в Бежецком районе, в котором жили Ахматова и Гумилёв.

Как Тверь снова появилась в вашей жизни?

Во время работы в Министерстве просвещения я много сопровождал министра в регионы России. Поездка в Тверь в январе этого года была одной из последних командировок. Открывали школу в Брусилово, детский садик «Карамелька» в Старице. Я туда вернулся и нахлынули воспоминания о прежних путешествиях. Сильно бросились в глаза те преобразования, которые произошли в области за последние несколько лет.

Например?

Начнем с сети автодорог. Будет нечестно сказать, что этот вопрос решён, но сегодня можно без проблем доехать на седане европейского класса до Ржева, Торопца, Калязина и других городов. Открытие после реставрации Императорского дворца и Успенского монастыря в Старице, создание монумента Советскому солдату в Ржеве. В хорошую сторону меняется общественный транспорт. И это далеко не полный список. Я не идеалист, есть куда улучшать, но эти ситуации уже никак нельзя назвать «патовыми», виден прогресс, динамика, хочется быть сопричастным этим процессам улучшения жизни.

Поэтому вы и решили отправиться на работу в Тверь?

Пазл сложился моментально: воспоминания пятнадцатилетней давности, потом эта поездка практически перед ротациями в правительстве, наконец – наличие вакантной должности. То, что я всегда хотел уехать работать в регион, могут подтвердить мои коллеги. Мне интересно получить такой управленческий опыт: здесь совершенно другая скорость принятия решений, иная персональная ответственность перед населением, лучше видны изменения. Мы встретились с Игорем Михайловичем (Игорь Руденя – губернатор Тверской области. – прим. ред.), и в тот же день я приступил к своим обязанностям, стал активно погружаться в историю, культуру Тверской области, сделал для себя много открытий.

С чего начали?

С Императорского дворца. Был удивлён, к своему стыду не знал раньше о его существовании. Коллекция впечатляет! А ведь Тверь – один из немногих городов за пределами двух столиц, где есть именно императорский, а не просто путевой, дворец. Поразила трёхлучевая система улиц, как в Париже, набережная Волги времён Екатерины II.

Мы сейчас выстраиваем архитектурные маршруты для туристов и понимаем, что в городе представлены здания практически во всех стилях – от классицизма до советского конструктивизма, арт-нуво, модерна, сталинского ампира. Дом Пионеров – работа, единственная в своём роде, мастера авангарда Ивана Леонидова. Морозовский городок – не знаю, где ещё сохранился в первозданном виде такой социокультурный проект начала ХХ века. Это было что-то вроде жилого комплекса закрытого типа, но при этом для рабочих. «Коммунальный рай» того времени, школа, обсерватория для наблюдения за звёздами… Сейчас там прошли съёмки фильма с Хабенским, нигде больше такой натуры не нашли.

А какое впечатление произвели на вас люди, работающие в сферах культуры и образования области?

Не хочется выделять кого-то конкретного. Культурная жизнь в Твери отличается от столичной, но далека от наших представлений о провинциальной – это я могу сказать абсолютно точно. Недавно вручали премию губернатора в области культуры. Молодые актёры, музыканты, артисты цирка… Такого заряда позитива у меня давно не было!

Впечатлил подход к работе сотрудников ТЮЗа, Драмтеатра, Горьковской библиотеки. Здесь многому могут научить. А уж когда об истории региона начинают рассказывать тверские краеведы, невероятно образованные люди…

За последние полгода удалось хорошо узнать Тверскую область?

Пока я объездил не все районы. Всё-таки их 42 – тяжело посетить за полгода, тем более были ограничения из-за вируса. Да и техника набега тут не поможет: многие районы нашей области имеют более долгую историю, чем иные европейские государства, которые мы видим на современной политической карте мира.

Для меня по-новому открылись работавшие в Твери композитор Александр Александров, оперный певец Сергей Лемешев, художник Алексей Венецианов, автор книги мифов Древней Греции Николай Кун и, конечно, ещё очень многие другие.

В общественном сознании есть противопоставление столицы и регионов, оно естественно, но при этом Тверь вполне можно назвать столицей нашей российской провинции.

Её чаще других городов видят при путешествии из Москвы в Петербург, поэтому так называют.

Так ее видели и представители императорского двора! А чтобы перечислить писателей даже первой величины, которые ассоциируются с нашей областью, не хватит пальцев двух рук…

Вот Салтыков-Щедрин, например, ваш коллега, предшественник…

Да, очень льстит, он ведь тоже был здесь вице-губернатором.

С того времени многое изменилось в Твери?

Со времен Салтыкова — Щедрина в человеческих отношениях мало что изменилось. Люди так же любят, ценят дружбу, порядочность, испытывают те же чувства, что и наши предки. Я в этом убеждён.

Но, насколько я знаю, ему работа в региональных правительствах не нравилась, отношения не складывались. Больше помнится история города Глупова, основанная на впечатлениях от Рязани, Вятки, Твери…

Действительно бытует такая легенда, однако никаких весомых аргументов в пользу этой теории нет. Думаю, что у него была задача показать слабые стороны, пороки общества того времени. В своём творчестве Михаил Евграфович обличал беззаконие и боролся с произволом помещиков, защищал интересы крестьян, рабочих, городского мещанства.

Есть вещи, над которыми мы можем посмеиваться, можем ёрничать, они, скорее всего, характерны не только для нашей области, но и соседней, регионов Сибирского федерального округа. Классик был всё-таки одним из лучших выпускников Царскосельского лицея. Уверен, что настолько образованный и эрудированный человек, не мыслил поверхностно и стереотипно, он просто воплощал свой творческий замысел. Это понимают и жители нашего края, которые оберегают память о великом писателе.

Кстати, когда рассказываю друзьям об истории города, часто говорю, что у каждой эпохи в Твери есть свой Михаил. У княжеской – Михаил Тверской, у императорской – Салтыков-Щедрин, у советской – Михаил Калинин, у 90-х – Михаил Круг. И только у нынешней Твери пока нет своего Михаила.

Надеюсь, он уже есть и трудится среди нас, вносит свою лепту.

Не хотелось бы обидеть поклонников Круга, но лучше, чтобы мы шагнули ближе к Михаилу Евграфовичу и благоверному святому Михаилу Ярославичу.

 Кровеносная система России

В прошлом году в Тверской области было создано Министерство демографической и семейной политики. Какая связь между демографией и культурой?

Это общий стереотип, что демография прежде всего связана с вопросами экономики, нужно просто дать людям деньги. Но часто, когда деньги попадают в безыдейное, невоспитанное общество, они никакого результата не приносят. Необходим культурный код.

И как министерство помогает улучшать демографию региона?

Наша область, по-моему, единственная, в которой есть подобное министерство. Прописан целый комплекс мер поддержки многодетных и молодых семей. Вчера, например, под председательством губернатора обсуждали в правительстве программу, которая позволяет молодым людям, живущим в Тверской области, при рождении детей компенсировать часть ипотеки. Двести тысяч при рождении первого, до пятисот – при рождении третьего. Теперь такой возможностью смогут воспользоваться и студенты тверских вузов из других регионов, пожелавшие остаться в нашей области. Основная политика направлена на то, чтобы поддерживать население, сформировать комфортные условия для создания и проживания крепкой многодетной семьи на территории региона.

Но всё же, большинство золотых медалистов, победителей олимпиад после школы уезжают в Москву и не возвращаются…

Будем объективны, это проблема любых территорий, находящихся близко к столице. Очевидно, что сейчас появилась тенденция, когда люди видят все больше плюсов в работе и проведении свободного времени за пределами мегаполисов. И здесь Тверская область, уверен, находится в самой выигрышной ситуации. В том числе в силу своего географического положения и уникальных рекреационных условий. Здесь есть Селигер, леса, реки. Ты не сидишь в пустыне. Есть что посмотреть, богатые история и культура.

А вам самому было сложно перебраться на работу в Тверь? В сравнении, например, со службой в посольстве в Израиле?

Есть колоссальная разница между работой в родной стране, пусть и не в родном для тебя регионе, и службой в стране с другим культурным кодом, другими традициями. Я бы не сравнивал. Не вижу никаких проблем для профессионального развития и работы на свою страну в её пределах. Это перемещение абсолютно естественно и для меня прошло без стресса. МГИМО воспитывает людей, которые хотят служить своей стране.

Выпускники МГИМО, выбравшие путь государственной службы, – это кровь, которая должна наполнять кровеносную систему. А спрашивать кровь, где ей лучше – в голове, ногах или руках, наверное, не совсем корректно и верно.

Как Тверь использует свою географическую близость к столице? Помогает ли она развивать сферу культуры и образования?

У нас высокая образовательная мобильность: педагоги могут обмениваться лучшими практиками с учителями со всей России на площадках, которые предлагает Москва. У них есть возможность легко доехать до мероприятий, центральных педагогических вузов, курсов повышения квалификации. Наши школьники могут посещать музеи, а не изучать их виртуально. Онлайн-экскурсия никогда не заменит поездки в Грановитую палату, Третьяковскую галерею, музей Победы.

Что касается культуры, тут ответ очевиден: гораздо проще организовать приезд известных артистов в регион. Только за последние полгода я уже застал здесь концерты Валерия Гергиева и Юрия Башмета. Крупным творческим коллективам легко приехать и выступить перед благодарной публикой. Кроме того, многие известные люди в Москве и Петербурге связаны с Тверской областью (в этот момент в качестве примера Андрей Емельянов показал на портрет Владимира Путина, родители которого родились в Тверской области. – прим.ред.).

Проверка боем

Как сказалась пандемия на тверской сфере образования и культуры?

Безусловно, были негативные моменты, одинаковые для большинства регионов страны. Но у нас не было стресса, учреждения культуры сориентировались и переформатировали свою работу в формат трансляций в режиме реального времени, виртуальных экскурсий. Им удавалось вовлекать людей, давать им некую культурную пищу для души во время вынужденной изоляции. А уже в июле мы провели первый концерт на 500 человек на открытом воздухе, посвященный Андрею Дмитриевичу Дементьеву. На мой взгляд, это было знаковым событием.

В это время в регионе шла активная работа с волонтёрами. Какую роль они сыграли во время пандемии?

В период распространения коронавируса волонтеры продемонстрировали себя не просто реально работающей силой, а серьёзным институтом, который решает поставленные задачи, делает это практически автономно, без привлечения каких-либо государственных ресурсов. Это уже не игры, не просто значок, а важная социальная функция, ответственность перед обществом. Что наиболее ценно, она добровольная. В волонтёрское движение всегда идёт состоявшийся человек, понимающий, что у него есть опыт, знания, силы, время, которые он может посвятить обществу. Это была проверка боем, по-другому не назовёшь. И от лица тысяч пожилых или попавших в сложную ситуацию во время коронавируса людей им нужно каждый раз говорить большое спасибо. Сейчас для нас стоит новая задача – не растерять этот потенциал, эту армию помощников.

Чем еще запомнились эти полгода?

Созданием областного министерства культуры: это повышение статуса отрасли, формирование кадрового резерва в этой сфере. Ремонтом филармонии, драмтеатра. Мы начали реконструкцию парка Воксал, где ещё Александр I танцевал мазурку. Но главное, конечно, это открытие монумента Советскому солдату в Ржеве.

Для региона это стало важным событием?

Открытие Советскому солдату в Ржеве ознаменовало переосмысление Ржевской битвы, все заговорили про подвиг людей на этой земле уже на новом качественном уровне.

Долгое время про эту операцию говорить было не принято. О ней помнили в семьях, и этот молчаливый статус их угнетал. В 2006 году Ржеву присвоено звание города воинской славы, это был первый шаг. А дальше – создание монумента.

Важен подход – это сказано, это сделано, это изображено очень своевременным и современным языком.

Строительство шло только на пожертвования, без использования государственных средств. Открытие прошло в присутствии двух президентов, первых лиц страны. Реализация таких крупных федеральных проектов – одна из целей, в достижении которых хотелось бы участвовать.

Какие еще задачи ставите перед собой?

Можно отвечать юридически, что есть государственные программы, контрольные цифры. Мы активно участвуем в реализации нацпроектов по демографии, культуре, образованию. Если отвечать менее формально – нет большего удовлетворения, чем увидеть результаты работы. Например, успешное участие тверских школьников во всероссийских олимпиадах, открытие новых объектов, более активное присутствие области в культурной повестке страны, даже не на официальном, а бытовом уровне, среди людей. Нам есть, что рассказать и показать, поэтому мы ведём работу над формированием музейных маршрутов, музейного пространства.

А на сегодня какие планы?

Буду работать. Световой день я и мои коллеги проводим за работой, бывает, по четырнадцать и более часов в сутки. Иногда не замечаешь, какая там погода, идет ли дождь, выпал ли снег. При таком объёме вопросов и документообороте, физически по-другому не получается. Да и как считать, когда рабочий день начался или закончился? Дохожу до дома и с планшета расписываю документы. Встаю утром, читаю новости. Телефон никогда не отключаю.

Понимаете, нас так учили. Хотя… когда нас такому учили, в каком учебники это было написано? Специальных занятий по патриотизму не было. Были отдельные реплики, фразы преподавателей в коридорах МГИМО, личный пример наставников во время практики.

Когда вы дипломат за границей, у вас нет рабочего времени: вы представляете Россию 24/7, не можете выйти с работы и вести себя непристойно. С тех пор у меня и остается эта привычка, такое ощущение постоянной сопричастности.
декабрь 2020