Финансовый рынок: чем России полезен опыт Ирана?

ТЕКСТ  Артур Валиуллин
Просмотров 236
В любой стране финансовый рынок считается одним из наиболее важных экономических институтов. В условиях санкционного давления он также может выступать в качестве привлекательной альтернативы для защиты денежных средств от инфляции. Какие способы по спасению российского фондового рынка возможны на сегодняшний день?

Законы макроэкономики беспощадны, но не бессмысленны. Традиционно инфляция одна из острых проблем российского потребителя. С началом спецоперации и введением антироссийских санкций она особенно обострилась. Жесткая политика регулятора позволила ее обуздать, но прогнозы Центрального банка России по-прежнему неутешительны: годовая инфляция составит от 18 до 23%. В связи с этим  актуальным становится вопрос защиты денег от обесценивания. 

Согласно опросу, проведенному BCS Global Markets накануне возобновления торгов на российском фондовом рынке, частные инвесторы были настроены довольно оптимистично. Из данных следует, что более половины из почти 1000 опрошенных инвесторов были готовы купить российские акции. 75% из них были согласны ждать, рассматривая долгосрочный горизонт инвестирования. Что мотивирует российских инвесторов? Среди ключевых стимулов – ожидание нормализации геополитической ситуации и необходимость защитить средства от инфляции. После обвала индексов российского фондового рынка появилась возможность приобрести ценные бумаги с большим дисконтом, что создало, помимо всего прочего, выгодную альтернативу банковским депозитам.

Сегодня трудно сказать, что макроэкономическая неопределенность рассеялась: санкционное давление продолжает усиливаться, а ограничения со стороны регулятора все еще сохраняются. Такая конъюнктура не способствует развитию благоприятного инвестиционного климата, особенно со стороны нерезидентов. В сложившейся ситуации главный вопрос: какую политику регулятора стоит ожидать в долгосрочной перспективе? 

Индекс РТС, основной индикатор фондового рынка России, практически отыграл рекордное падение после 24 февраля. Вполне закономерно ожидать дальнейшее его снижение после отмены запрета на короткие продажи с 1 июня. Тем не менее положительной тенденции пока не наблюдается, поскольку все еще сохраняются существенные ограничения. Например, запрещена продажа нерезидентами российских ценных бумаг. Ожидаемый положительный импульс может быть обусловлен дальнейшим снижением ключевой ставки, поскольку депозитные вклады в банках должны стать менее привлекательными, чем инвестиции в фондовый рынок.

Развитие российского фондового рынка в условиях санкций – далеко не исключительный пример. Подобный опыт имеет и Иран, который находится под санкциями вот уже несколько десятков лет. Несмотря на это, Тегеранская фондовая биржа входит в топ-20 мира по капитализации – 1,2 млрд долларов, что лишь на несколько позиций ниже капитализации Московской биржи (1,4 млрд долларов). Как Тегеран добился этого?

Погрузимся в историю вопроса. В конце 1970-х годов США ввели санкции против Ирана в ответ на захват американского посольства в Тегеране радикально настроенной иранской молодежью. Вашингтон заморозил иранские активы и золотые запасы в своих банках, а также запретил своим гражданам вести бизнес в Иране и участвовать в совместных с иранскими компаниями предприятиями. В начале XXI века Иран ждал новый пакет санкций. В этот раз он был связан преимущественно с ядерной программой страны и привел, среди прочего, к отключению Тегерана от системы SWIFT. 

Экономическая изоляция Ирана сказалась на темпах развития страны: ВВП на душу населения упал более чем в три раза, показатели инфляции резко выросли. Несмотря на это, основной индекс Тегеранской биржи TEDPIX с 2010 года по 2014 год вырос в четыре раза. Цены в стране за тот же период увеличились в 2,4 раза. Подобные показатели противоречат экономическим теориям и опыту развитых стран. Тем не менее у этого есть свои предпосылки. 

Прежде всего еще в 2006 году, во время приватизации предприятий, население Ирана бесплатно получило на руки «акции справедливости» – бумаги 49 иранских компаний. После снятия запрета на их продажу практически все владельцы акций стали участниками биржевых торгов. Другая причина заключается в том, что национальная валюта фактически неконвертируема. А значит, иных инструментов защиты от инфляции, кроме инвестирования в ценные бумаги, у населения практически нет. Депозитные вклады в исламских банках работают на принципах инвестирования, когда банк за пользование деньгами вкладчика делится частью прибыли от финансируемых банком проектов. В условиях обширных экономических санкций, в том числе затрагивающих банковский сектор, самостоятельное инвестирование оказывается более безопасным. И наконец, почти все компании Ирана после достижения точки окупаемости стремятся выйти на биржу, так как иных средств привлечения капитала тоже немного.

Несмотря на различия в экономиках Ирана и России, опыт первой следует учитывать и пытаться привлекать потенциальных частных инвесторов. Программа государственной поддержки в виде финансирования российских компаний с помощью средств Фонда национального благосостояния в размере 1 трлн рублей говорит о повышенном внимании правительства к данной проблеме. 

В ожидании предстоящей рецессии для простого потребителя финансовый рынок по-прежнему остается одним из главных инструментов сохранения сбережений, тем более что, судя по опыту Ирана, инвестирование может позволить получить реальную положительную доходность. На дальнейшее же развитие российского фондового рынка оказывает влияние колоссальное количество динамически изменяющихся факторов: как внешних, так и внутренних. Во многом успех будет определять эффективность мер Центрального банка, которая может быть достигнута лишь при координации действий с другими государственными органами.

июнь 2022