Россия и Африка: нам по пути?

ТЕКСТ  Арина Кастыкина
Просмотров 210
Разрыв отношений с Западом подтолкнул Москву к поиску новых торговых партнеров и укреплению отношений со старыми. В этой связи Африка, страны которой не ввели санкции против России, может стать весьма перспективным направлением.

Исторически отношения России и африканских государств складывались в особых условиях: наша страна не участвовала ни в колонизации, ни в разжигании территориальных и этнических споров, поэтому у континента к нам не было претензий. Однако полноценное сотрудничество с континентом началось лишь в советскую эпоху, когда СССР провозгласил курс на «защиту интересов угнетенных народов мира». К 1984 году у Советского Союза были заключены дипотношения с 46 странами Африки из 53. С распадом СССР интерес к африканскому континенту  снизился. 

В последние годы сотрудничество Москвы с африканскими странами оживилось. С 2015 года растет экспорт российских товаров в Африку, по этому показателю в 2019 году Россия заняла 12 место. В случае импорта показатели ниже – лишь 45 позиция. Дополнительным импульсом для развития отношений стал первый форум «Россия-Африка», на который в 2019 году приехали представители 54 африканских государств. В ходе встреч страны подписали соглашения с ВЭБ.РФ, Сбербанком, Российскиим экспортным центром и другими крупными российскими компаниями. Однако многим проектам не суждено было осуществиться началась пандемия. За год по экспорту российской продукции, например, в Египте показатели снизились на 30%, в Алжире на 12%. Но еще бóльшее влияние COVID оказал на импорт: в Нигерии он  упал на 14,8%, в Марокко – на 23,4%. 

Главными торговыми партнерами России в Африке являются Ангола, Алжир, Гвинея, Египет и ЮАР. В Буркина-Фасо, Габоне, Кот-д’Ивуаре, Мали, Сомали, ЦАРе и Южном Судане. Москва работает над диверсификацией экспорта. При этом общая торговля с африканскими странами не сбалансирована: в 2018 году 68% экспорта из России приходилось на Египет и Алжир, поэтому снижение во время пандемии экспортного оборота с ними сильно отразилось на общей статистике по региону. 

Преимущественно африканские страны экспортируют из России зерно, нефтепродукты, минеральные удобрения, чугун, сталь и древесину. Россия выступает крупнейшим поставщиком оружия на континент: страна поставляет почти половину от закупаемой военной продукции. Для сравнения, на США приходится 14% экспорта, на Китай – 13%. Среди главных импортеров товаров российского ВПК – Алжир, Буркина-Фасо, Мали и Южный Судан. Однако потенциал развития этого направления ограничен в связи с политикой ООН по сокращению вооружения и попытками решения военных конфликтов дипломатическим путем. 

Помимо сырья и оружия, Африка крайне заинтересована в инфраструктурных проектах и в услугах. Она, например, обладает большим потенциалом для производства альтернативной энергии. И у России есть что предложить: компания «Хевел», занимающаяся солнечной энергетикой,  уже предпринимала попытки ведения проектов в ЮАР. Несмотря на это, прослеживается недостаточная проработка ниш и путей развития и диверсификации российского экспорта в африканские страны. Например, у России не налажена торговля удобрениями с Африкой, хотя, по мнению директора ПАО «ФосАгро» Андрея Гурьева, африканский континент – один из самых перспективных для российских производителей минеральных удобрений. Большой потенциал для развития торговли представляет и бумажная промышленность. Так, 8,8% экспорта в Кот-д’Ивуар приходится на бумагу, картон и книги. Но для Кот-д’Ивуара импорт из России такой продукции составляет лишь 0,1%. На первом месте идет Китай с долей в 30%, затем Казахстан – 8%.

В импорте из Африки лидируют фрукты, орехи, металлы, минеральные вещества, табак, чай и кофе. За последнее десятилетие Россия наиболее активно вела торговлю с Египтом, ЮАР, Алжиром, Марокко, Тунисом, Нигерией, Сенегалом и Суданом. Кот-д’Ивуар и ЮАР даже стали нетто-экспортерами для России (странами, которые экспортируют больше, чем импортируют). 96% импорта из Кот-д’Ивуара приходится на пищевые продукты, напитки и табак. Для ЮАР 41,5% экспорта в Россию составляют продукты питания, 22% – категория «руды, шлак и зола», и 18,2% – машины (ядерные реакторы, котлы) и транспорт. И все же по большей части российский экспорт в Африку превалирует над импортом. 

Еще одна проблема импорта из Африки – поступление африканской продукции на российских рынок через посредников. Согласно официальной статистике, только 3,6% всего импортируемого кофе (в стоимостном выражении) в 2018 году приходилось на Африку, в то время как континент является одним из основных поставщиков кофе в Россию. Такая ситуация складывается из-за особенностей цепочек поставок: в Европе зерна сортируют, упаковывают и отправляют по всему миру, сохраняя контроль над поставками кофе. Та же ситуация и на рынке какао-бобов, орехов и других продуктов из Африки. 

Прослеживается также недостаточная диверсификация импорта из Африки. Нигерия экспортирует в Россию по большей части цветы, фрукты и семена, в то время как в Китай страна поставляет нефть и прочие углеводороды, что в совокупности составляет 87% всего экспорта. Себестоимость многих полезных ископаемых на континенте дешевле, чем в России. Следовательно, можно перенести фокус с самостоятельной добычи ресурсов на закупку у африканских стран или строительство российских предприятий по их добыче на территории континента. Это даст нашим компаниям возможность разработать продукцию с большей добавленной стоимостью, которая благодаря дешевизне сырья будет стоить меньше. 

Многие крупные компании России стремятся развивать инвестиционную деятельность на континенте. Однако эксперты отмечают, что государственный механизм регулирования и сопровождения таких проектов не налажен в полном объеме, поэтому они рискованны с точки зрения  прибыли, нарушения обязательств сторонами сделки и защиты самого проекта. Несмотря на определенный успех саммита «Россия-Африка», со многими странами все еще не подписаны соглашения, касающиеся экономических условий для российских инвестиций. 

Тем не менее многие российские компании успешно руководят проектами в Африке. Так, например, компания «Русал», одна из лидеров мировой алюминиевой отрасли, является крупным инвестором в Гвинее. Там сосредоточена почти половина мировых запасов бокситов – основного сырья для производства алюминия. Вложения компании в гвинейский капитал уже составляют более 500 млн долларов. У «Роснефти», например, есть проект по добыче нефти в Египте, у «Лукойла» – в Гане, Египте и Нигерии. Компания Nordgold (основатель – «Северсталь») инвестирует в золотые прииски в Буркина-Фасо. В Анголе функционирует совместное предприятие по добыче алмазов: там благодаря компании «АЛРОСА» в горнорудный комплекс были внесены многие усовершенствования, отличающиеся от западных аналогов.  

Пользуясь уже имеющимся опытом открытия предприятий в Африке, российские компании могут принять участие в совместных с африканскими странами проектах. Желание развивать деятельность на континенте уже заявили РЖД, УРАЛХИМ (минеральные удобрения) и «Трансмашхолдинг» (транспортное машиностроение).

У России есть большие перспективы развития сотрудничества с африканскими странами, поскольку существует множество сфер, в которых интересы наших стран пересекаются. Если правильно выбрать стратегию и грамотно расставить приоритеты, Москва уже в ближайшем будущем сможет выстроить успешное и взаимовыгодное партнерство с континентом.

июнь 2022