«Мы за справедливую энергетику»: Александр Кормишин о роли молодёжи в энергетической повестке БРИКС

ТЕКСТ  Анна Соколова
Просмотров 127
Как российская молодёжь стала играть ключевую роль в энергетической повестке БРИКС? Почему мировые лидеры и представители крупных компаний всё чаще прислушиваются ко мнению студентов в вопросах изменения климата? На эти и другие вопросы отвечает председатель Молодёжного энергетического агентства БРИКС и менеджер проектов в Корпоративной Академии Росатома, выпускник МГИМО Александр Кормишин.

Почему именно молодёжь играет такую важную роль в энергетической повестке БРИКС?

Молодёжь была первопроходцем. За шесть лет нашей команде удалось зарекомендовать себя в качестве ведущего международного центра молодёжного энергетического сотрудничества БРИКС. Сегодня это большое сообщество студентов и молодых специалистов, учёных и политиков до 35 лет, заинтересованных в решении проблем энергетического перехода и изменения климата. К нам также присоединяется всё больше ребят, не связанных с этой сферой, поскольку энергетика становится ядром прогресса и развития.

Чем молодёжные энергетические саммиты отличаются от обычных? На что они ориентированы?

«Взрослые» саммиты тщательно подготавливаются секретариатами, поддерживаются лидерами государств. На них достигается консенсус и принимаются итоговые решения. Молодёжь, наоборот, генерирует предложения. МЭА БРИКС основано на идее о том, что мы все разные, но призваны договариваться.

На чём вы делаете акцент — на научности и официальности или оригинальности и инициативности?

В МЭА БРИКС приветствуются как научная обоснованность, так и нестандартный креативный подход. Эти качества помогают молодёжи быть услышанной, общаться на равных с опытными политиками и учёными, а также выступать с интересными проработанными инициативами. Например, молодёжный энергетический прогноз БРИКС, который мы представляем ежегодно, вдохновил страны-участницы объединения развивать собственную линейку отчётов. Инициатива помогает сближать государства, но нельзя обойтись и без протокольной части. Любой саммит – это длительная подготовка программы мероприятия и его участников. В жёстком графике нужно найти время для всех спикеров, экспертов, министров.

Насколько представители молодёжи вовлечены в энергетическую политику? Не считают, что всё это касается только политиков и представителей «Газпрома»?

Понимая, что страны объединяются вокруг энергоперехода, молодёжь тоже начинает продвигать свои инициативы на политическом уровне. Когда я поступил в МГИМО в 2014 году, молодые спикеры ещё не присутствовали за круглым столом и не участвовали в процессе принятия решений. Сейчас отношение к начинающим экспертам изменилось. Например, в 2021 году в рамках Конференции ООН по изменению климата COP26 впервые прошёл Всемирный молодёжный саммит. На глобальном уровне поиском молодёжных решений в сфере энергетики и изменения климата кроме нас занимаются ещё две организации: канадская Student Energy и функционирующая при Основной группе ООН по делам детей и молодёжи SDG7 Youth Constituency, обе — партнёры МЭА БРИКС.

Молодёжное энергетическое сотрудничество строится на реальной международной работе. Мы разрабатываем проекты, организуем встречи, достигаем договорённостей с международными организациями. Главное – донести до принимающих решения лиц молодёжную позицию и закрепить её документально.

В какой из стран БРИКС интерес к энергетике выше?

В этой сфере интерес всегда был выше у России. Наша страна является лидером энергетического направления в контексте БРИКС. Именно по инициативе России в 2015 году было создано МЭА БРИКС, позже – платформа энергетических исследований. В 2022 году под лозунгом «Humanizing energy» в России пройдёт 25-й Мировой энергетический конгресс. Партнёры воспринимают Россию как энергетическую державу, причём в БРИКС у каждой страны, безусловно, есть свои энергоинтересы: для Бразилии, к примеру, это биотопливо, для Индии – солнечная энергия.

Как строится ваше взаимодействие с представителями российских государственных структур?

Мы сотрудничаем с организациями, нацеленными на повышение благополучия граждан, и внутренними экспертными центрами, например, с Российским энергетическим агентством Минэнерго России. Мы стремимся быть для них надёжным партнёром и всегда открыты к сотрудничеству. К сожалению, российским специалистами не до конца ясна идея молодёжного энергосотрудничества, поэтому их интерес к этой сфере не настолько велик, как нам бы хотелось.

А как поддерживают молодёжные энергетические инициативы в других странах?

Крупные международные организации и компании финансируют деятельность молодёжи, направленную как на проведение исследований и тематических проектов, так и на развитие бизнеса в сфере энергетики. Кроме того, создаются стартапы, развивается малое предпринимательство.

Сейчас у вас есть представительства в Бразилии, Индии и ЮАР. Как работают эти офисы?

Каждая страна БРИКС самостоятельно формирует представительство. Например, в ЮАР координирующую роль играет государственный Департамент минеральных ресурсов и энергетики. В Индии нашим партнёром стала Национальная федерация солнечной энергии. Мы пытаемся унифицировать форматы работы, чтобы у каждого представительства была поддержка со стороны курирующих органов. Для нас важно создавать молодёжные каналы для взаимодействия по вопросам энергетики и изменения климата в формате БРИКС.

Как университеты могут помочь развитию молодёжной энергетической инициативы?

Раньше концепт был такой: университеты помогали студентам открыть тематический клуб, как в МГИМО. Это объединение являлось частью МЭА БРИКС, его представители принимали участие в саммитах и проектах. Потом мы решили развивать направление энергетических исследований в формате ежегодного Прогноза: речь идёт о целевом партнерстве, когда мы приглашаем молодёжь из конкретного университета сформировать команду и представить свою часть молодёжного энергопрогноза БРИКС. Однако на этом мы не останавливаемся и ищем новые способы развития связей с международным академическим сообществом.

В своей работе вы ограничены взаимодействием только с молодёжными объединениями из стран-участниц БРИКС?

Около пяти лет назад на пространстве международного молодёжного сотрудничества существовало измерение Euro-BRICS. Данная инициатива была направлена на сближение молодёжи стран БРИКС и Евросоюза, однако желаемого результата авторам идеи достичь не удалось. В 2019 году мы возобновили это направление уже в сфере энергетики. Кроме того, в Канаде совместно со Student Energy мы провели Министерскую встречу по чистой энергии, после чего европейскую сторону также заинтересовал этот диалог. Итальянские активисты инициировали создание European Youth Energy Network (EYEN), вдохновившись нашим МЭА БРИКС и канадской Student Energy.

В 2021 году я и мой коллега, студент МГИМО Вадим Кузнецов, решили возродить партнёрство между ЕС и БРИКС. Так, первым совместным проектом стало исследование «Reshaping the urban energy landscape», посвящённое перспективам энергетического перехода в крупных городах. В ноябре мы представили результаты нашей инициативы на площадке Конференции ООН по изменению климата СОР26 в Глазго.

А как происходит взаимодействие с ООН? В рамках МЭА БРИКС много говорится о содействии этой организации по продвижению цели устойчивого развития № 7 «Недорогостоящая и чистая энергия».

С 2018 года в МЭА БРИКС действует платформа ЦУР. Её основателем стал выпускник МГИМО Арсений Киргизов-Барский. Мы провели две молодёжные модели: «Устойчивая энергетика федеральных округов РФ» и «Глобальная энергетическая устойчивость стран БРИКС». Важным этапом стало наше партнёрство с образованной в марте 2020 года SDG7 Youth Constituency.

Мы успешно провели кампанию #FromBRICSwithSDG. Инициативу поддержал Ильсур Метшин, мэр Казани и председатель Консультативного комитета ООН по вопросам местного самоуправления. С тех пор МЭА БРИКС получило мандат регионального центра ЦУР7 по Европе. Ежегодно участвуем с собственными инициативами и в Молодёжном форуме ЭКОСОС: так, в рамках программы форума в 2021 году мы представили «Молодёжный энергетический компакт БРИКС». Важным направлением сотрудничества с ООН остаётся взаимодействие с механизмом ООН по энергетике UN-Energy: в частности, в сентябре текущего года нас пригласили выступить в рамках Диалога высокого уровня ООН по энергетике, и мы с большим удовольствием приняли данное приглашение.

В завершение беседы хотелось бы спросить: какой бы была энергетическая сфера в вашем идеальном мире? За что выступает ваше объединение?

Мы за справедливую энергетику. Это направление обретает популярность в диалогах высокого уровня, например, в ООН. Сегодня подходы экспертного сообщества к международной энергетической повестке разнятся. Наши западные коллеги обобщают устойчивую, чистую, низкоуглеродную энергетику. На самом деле это разные понятия. В нашем понимании справедливая энергетика руководствуется принципом технологической нейтральности, если технологии позволяют достичь целей Парижского соглашения.

декабрь 2021