Цвет сезона — зелёный, или Что такое стратегия устойчивого развития

ТЕКСТ  Лена Бочарова
Просмотров 114
Кажется, о принципах устойчивого развития говорят сегодня буквально из каждого утюга. Призывают, убеждают, пугают этими самыми принципами. Даже конференции им посвящают! Но что на самом деле они означают? Разобраться в этом мы поручили нашему автору Елене Бочаровой, которая отправилась на первый Международный конгресс по устойчивому развитию Ecumene 2021, проходивший в Москве. Простой репортаж о сложных вопросах.

Утро 29 сентября. Спустя полтора часа в дороге, четыре пересадки на городском транспорте и дюжину остановок я стояла перед большим зданием кубической формы. Мне же предстояло сложить собственный кубик Рубика и понять, почему общество выбрало путь устойчивого развития. В России переход к этой концепции произошёл в 1996 году благодаря указу Бориса Ельцина, но почему более чем за двадцать лет страна не воплотила её полностью в жизнь? Пожалуй, я должна была найти ответы на многие вопросы.

Подхожу к стеклянным дверям, в очередной раз судорожно просматриваю приглашение: «Конгресс проводится при поддержке ООН». В памяти всплывают прочитанные дома цели ООН в области устойчивого развития. Их всего 17: борьба с нищетой, голодом, некачественным, а порой и вовсе недоступным образованием, разными видами неравенства, изменением климата...Задач для мирового сообщества и правда много.

Пока я размышляю над этим, организаторы предлагают прочитать небольшую брошюру. Пленарное заседание, спикеры, должности. В глаза бросаются мелькающие на каждой строчке «экология» и «экономика». Кажется, кубик Рубика начинает складываться. Финансирование устойчивого развития в контексте изменения климата – ключ к моей головоломке.

Наспех надев бейдж и пробежав несколько лестничных пролётов, оказываюсь перед большим белым залом. До начала пленарного заседания остаётся чуть меньше получаса. Значит, я вовремя. Осматриваюсь. За небольшими круглыми столиками пьют кофе давно знакомые или только обменивающиеся контактами участники конгресса. На диванах почти не сидят. Для меня же это самое удобное место, чтобы посмотреть на происходящее со стороны.

Всегда было интересно узнать, почему люди ходят на такие мероприятия. Искренний интерес или вынужденные обстоятельства? Наблюдая за постепенно оживляющимся общением гостей, я поняла, что для них важнее получение новых контактов и обсуждение договорённостей, нежели выступления известных спикеров. Мои предположения подтвердились после разговора с некоторыми участниками: далеко не все заинтересованы в экологии, а «зелёное» финансирование представляется большинству лишь временной тенденцией.


Когда заходим в зал, лица участников меняются до неузнаваемости: гости, увлечённо шутившие с коллегами, теперь кажутся образцом серьёзности и сосредоточенности.

Все занимают места, спикеры выходят на сцену, к конференции присоединяются иностранные специалисты. Начинается пленарное заседание.

Одним из первых выступает Селвин Чарльз Харт, специальный советник Генерального секретаря ООН по вопросам климата, его помощник в команде по борьбе с изменением климатической ситуации. Речь эксперта становится новой подсказкой для решения моей загадки:

«Мы не можем терять времени. Сейчас у нас сложилась совершенно беспрецедентная ситуация нестабильности во всех странах, включая Россию. Видны чёткие сигналы этой проблемы, поэтому особенно важно следовать условиям Парижского соглашения. Необходимо на 45% уменьшить количество парниковых газов к 2030 году, к 2050 году должен быть достигнут нулевой уровень выбросов. Невыполнение этих обязательств приведёт к катастрофическим последствиям: температура повысится на 2º».

Пленарное заседание сменялось новыми сессионными выступлениями: от финансирования биоразнообразия до устойчивой экономики в Арктике. Друг за другом выступали главы крупнейших банков, представители ООН, послы разных стран в России и профессора ведущих университетов мира. Чем ближе я подходила к разгадке головоломки, тем больше вопросов возникало.

Иногда, отчаявшись усвоить всё, я оглядывала зал, надеясь увидеть искреннюю реакцию присутствующих. Однако за маской серьёзности у большинства скрывалось банальное безразличие.


Час пик. Снова душный транспорт и мерный стук колёс в метро. Утром казалось, что, возвращаясь домой, я уже не буду ни о чём думать и смогу собрать заветный кубик Рубика. Но в голове, как старая сломанная пластинка, не переставали звучать слова посла доброй воли ООН Вячеслава Фетисова:
«Мне кажется, настало важнейшее время разработать правила игры для всех. Мы надеемся, что они действительно будут одинаковыми для всех».


Идея единства так или иначе звучала в выступлении каждого спикера. Но только сейчас я поняла, что не заметила на конференции главного – человека и искренней вовлечённости.

Мой кубик Рубика сложился, но вопросы остались. Ведь даже если на международной конференции по устойчивому развитию я столкнулась с безразличием к проблеме, сможет ли всё человечество однажды проявить инициативу и разгадать головоломку?

Да и игра ли это на самом деле ? 

декабрь 2021